Трое из ларца – одинаковые с лица

Однажды я стал свидетелем спора краеведов – чей музей был построен раньше - Феодосийский или Керченский. И отчего обе горы, на которых они были возведены, получили название «Митридат». Поставлю сразу точки над i: керченский раньше и по аналогии с горой Митридат в Керчи, гору в Феодосии стали также называть Митридат. За образец был взят афинский храма Гефеста, располагающийся на горе, на рыночной площади, рядом с акрополем.

Храм Гефеста на афинской агоре 

Здесь афиняне поклонялись Гефесту - покровителю торговли. Идентификация с храмом Гефеста основана прежде всего на свидетельстве Павсания, а также других авторов и надписей на статуях, найденных вокруг храма. Существовали и другие предположения, что храм посвящен Тезею (отсюда и популярное название Тезейон – именно так называли керченский храм) или Артемиде Евклия. Строительство храма было начато в середине V века до Р.Х. Дорическая колоннада окружает храм со всех сторон. Основание храма выстроено из поросского камня, выше которого использован белый мрамор – пентелийский для здания и паросский для скульптур. Имя архитектора Гефестиона неизвестно, но вероятно, что свой храм он возводил под влиянием проекта Иктиона, возводившего Парфенон на акрополе, строительство которого начато в 447 году до Р.Х.
Изготовленные между 421 и 415 гг. до Р.Х. Алкаменом для храма бронзовые статуи Гефеста и Афины не сохранились. Сохранились только скульптуры на внешней стороне здания. На восточном фронтоне, который виден со стороны рынка, на метопах вырезаны десять групп, связанных с подвигами Геракла. Северная и южная сторона украшена метопами со сценами из жизни Тезея, из-за многочисленности которых и предлагалось название «Тезейон».
В эллинистическое и римское время вокруг храма был разбит сад – археологи обнаружили ряды ям в скале для кустарника или маленьких деревьев. В конце VII века храм был преобразован в церковь Святого Георгия, что привело к архитектурным перестройкам. Под полами храма в византийский и турецкий период было сделано множество захоронений, последние из которых датируются концом XVII – началом XIX столетия. В начале декабря 1834 года местное духовенство приветствовало в храме въехавшего в ставшую столицей Афины короля Ото. В дальнейшем, вплоть до 1930-х годов здание использовалось как музей для хранения находок из раскопок.
Судьба распорядилась так, что в настоящее время лишь он продолжает украшать городской ландшафт. Но копии античных храмов в Керчи и Феодосии не единственные. Храм Тезея неоднократно воспроизводился в Крыму: церковь в усадьбе Воронцова в Алупке (архитектор Ф. Эльсон, 1833), павильон в Ореанде (К. Шинкель, 1838). «Тезейон», как «образец» ввел в употребление Ф. Эльсон, взявший его из альбома Стюарта и Реввета «Древности Афин» (Лондон, 1713-1788).

Популярность его на населенном греками юге естественна и неслучайно Церковь Петра и Павла, основанная в 1792 г. греческой общиной Севастополя, получила при перестройке (1843-1848) форму периптера. Только вместо канонического числа колонн 6х13, в Алупке и Керчи было 6х9, а в Севастополе 8х16.
Сама же практика строительства по античным образцам явилась следствием классицизма с его античной традицией, с другой началом перерождения классицизма в эклектику. Мне известна даже деревянная копия этого храма, построенная в XIX веке в Нижнем Новгороде. К сожалению, это здание сгорело.
В 1871 году по личной инициативе и при финансовой поддержке Ивана Константиновича Айвазовского на вершине горы в Феодосии был торжественно открыт музей древностей — усыпальница героя русско-иранской (персидской) войны генерала от инфантерии Петра Степановича Котляревского.Вид на гору Митридат и музей в Феодосии
Часовни начали сооружать после Указов Святейшего Синода в 1853-1856 годах. Их устраивали не только как надгробный памятник, посвященный какому-то знаменитому своими деяниями во славу Божию лицу, но и как воспоминание о каких-то важных событий. В своей статье "Могила Котляревского" известный ученый А.Н. Маркевич пишет: "Еще в 1871 году ...покойный художник-маринист И.К. Айвазовский задумал построить в Феодосии здание для Музея древностей, помещавшегося в старой турецкой мечети. Переднюю часть его, обращенную к городу и морю с особым входом, он отделил для часовни в память о генерале Котляревском, в которую предполагал перенести и его прах, как важнейшую историческую реликвию в Феодосии. Здание музея и при нем часовня в память Котляревского было построено с Высочайшего соизволения на средства, собранные Айвазовским в Петербурге с выставки его картин, представлявших виды Кавказа и было освящено архиепископом Таврическим Гурием 4 июля 1871 года".

Музей в Феодосии

В новое здание Музея древностей были перенесены все найденные в городе и его окрестностях археологические, исторические предметы, средневековые каменные плиты с надписями и гербами генуэзских консулов, драгоценное собрание медалей, монет античной и средневековой Феодосии-Каффы, Пантикапея, Херсонеса, Ольвии и Фанагории, старинные рукописи и книги. В 1917 г. городская Дума в связи со столетием со дня рождения И.К.Айвазовского приняла решение впредь именовать гору Митридат горой Айвазовского, однако это решение не было обнародовано и забылось. В 1925 г. экспонаты Музея древностей были перенесены в один из флигелей Картинной галереи, где был открыт краеведческий музей. А в здании Музея древностей на горе Митридат была открыта сейсмическая станция. В годы Великой Отечественной войны здание Музея древностей было взорвано фашистскими захватчиками.
В 1834 году поступило высочайшее распоряжение о кредите в 50000 рублей для постройки здания музея в Керчи, на горе Митридат, а уже в 1835 году постройка была завершена. Оно было выстроено по проекту одесского городского архитектора Егора Ивановича (Джорджио) Торичелли (1796-1834) и по собственноручным чертежам градоначальника Захария Семеновича Херхеулидзе.

Музеум в Керчи. 

Музей не сразу переехал в новое здание - только 24 июня 1841 года все вещи из старого музея были перевезены. «Можно судить о том, какое впечатление он производит со всех сторон Босфора, особенно, когда эта величественная громада, освещенная снизу фронтона доверху, отражается в волнах» - писал швейцарский путешественник Дюбуа де Монпере. Для охраны музеума рядом было построено караульное помещение.

Гора Митридат в Керчи
"Часть древностей находится вне музеума и расположена у внешних стен здания. Внутренность музеума состоит из большой залы, которая освещается через стеклянную крышу. По стенам стоят шкафы за стеклом и пред ними столики, тоже за стеклом. В первых сохраняются древности большого размера, в последних – меньшего. Между первым особенно привлекают расписные греческие вазы. Числом и достоинством они не слишком замечательны, потому что лучшие и важнейшие из них отправлены в Петербург. Зато весьма много простых сосудов, которые попадаются во всех возможных видах и наполняют целых два шкафа. Не менее многочисленны находящиеся в третьем шкафу алебастровые и глиняные унгвентарии, слезницы и другие стеклянные вещи. Много также в шкафу разной утвари, тут есть бронзовые зеркала, медные сосуды для жертвоприношений, разной величины стригили, ножи, щипцы и много других мелочей. В столиках более всего боспорских монет. Другой столик занят хорошо сохранившимися деревянными ящиками и полным банным прибором, с губкою, щеткою и деревянным гребешком. Посреди залы находятся два постава под стеклянными колпаками, где лежат золотые драгоценные вещи: кольца, частью гладкие, частью украшенные резными камнями, браслеты и ожерелья, золотые листы, застежки и другие украшения. На стене, выше шкафов, размещены вделанные в стену надгробные камни с барельефами и надписями". Это описание оставил директор Второй одесской гимназии П.Беккер.
Здание оказалось не практичным: через верхний люк, откуда падал свет, проникал дождь; крышу срывал ветер; помещение не отапливалось. В марте 1852 г. Керчь-Еникальский градоначальник Д. Гагарин сообщил Министру Внутренних Дел Л.А. Перовскому о сырости в здании музея, о порче от нее предметов из дерева, просил камины для отопления здания в зимнее время и заменить черепичную крышу железной. "Необходимо допустить исправления в люке, через который музей освещается сверху и сделать в нем двойные рамы". Следует заметить, что эта просьба была услышана и на ремонт здания были выделены средства.
Англо-французы, захватившие 12 мая 1855 г. Керчь, разорили музей и устроили в нем пороховой склад. "Дверь музеума выломана... пол мраморный выломан, камины выломаны, стекла в люках выбиты, мебель и шкапы в нишах уничтожены. Древние вещи, хранившиеся в музеуме, расхищены... Мраморные львы и надгробные памятники, бывшие под колонами музеума, все похищены, кроме некоторых, не имеющих значения". По сведениям Н.П. Кондакова, пол музея на несколько вершков был устлан битой посудой и стекла. Оставшиеся в Керчи ценные вещи (в том числе и керамика) были вывезены за границу английским полковником Вестмакетом. Здание музея в 1860 году было передано Духовному ведомству и освящена 12 июня 1861 г. во имя Александра Невского. Однако разместившийся здесь храм во имя св. Александра Невского недолго просуществовал и с 1877 г. в стенах здания появились трещины и 2 декабря 1883 г. году был закрыт из-за аварийного состояния. В начале XX в. в нем располагалась церковь Евпаторийского полка. С 1922 г. вновь принадлежало музею. В 1926 году, в 100-летний юбилей Керченского Музея там была устроена выставка рисунков древностей, выполненная, Дамианом Васильевичем Шибневым (1881-1930). Его трудами в 1922 году при археологическом музее впервые была создана картинная галерея, которой он и заведовал. Дамиан Васильевич сделал великолепные зарисовки археологических памятников. Сохранившиеся рисунки и по сей день успешно используются в экспозиционной и выставочной работе историко-культурного заповедника.

Само здание без всяких серьезных оснований было снесено в 1959 г. Руины Музеума украшали гору Митридат еще в 1960-е годы.

Позднее на его месте располагался ресторан «Митридат», и еще на моей памяти, грохот музыки, разносящийся над проливом и накрывающий Керчь по вечерам. Теперь и от ресторана остались руины. Глядя на старинные картины и открытки, понимаешь, что античное здание не только украшало город, но и служило видимым, связующим звеном между древним Пантикапеем и современной Керчью. Мне бы очень хотелось бы вновь увидеть античный храм над Керчью, на горе со столь уникальным именем Митридат.