ПЕРОМ ИЗ «КРЫЛЬЕВ ГРИФОНА»: СТИХИ О ПОБЕДЕ

Продолжаем публиковать стихотворения участников литературного конкурса "На крыльях грифона" Международного фестиваля античного искусства "Боспорские агоны" в номинации "75 лет Великой Победы".


Вячеслав Конарев

г. Миллерово

У войны не женское лицо,

Но идёт, в руках зажав винтовку
В поле, перепаханном свинцом,
Девушка в солдатской гимнастёрке.

Ноги стёрты в жёстких сапогах,
И коса от пыли посерела,
Но она с улыбкой на губах
Столько горя вытерпеть сумела.

Тяжкий груз на девичьих плечах,
Что не всякий парень одолеет,
И идут бойцы, забыв про страх,
Чтоб она в атаке уцелела.

Сотни тысяч девушек простых
Груз войны с мужчинами делили,
Сколько их любимых и родных
Мы в сырой земле похоронили...

У войны не женское лицо,
Но идёт, в руках зажав винтовку,
В поле, перепаханном свинцом,
Девушка в солдатской гимнастёрке.

 

 

Владимир Кривоносов

г. Шахты Ростовской обл.

Шла запылённая пехота

на фронт… Не ведая порой,

сколь часто маршевая рота

вступает с ходу прямо в бой,

Как есть, немыта, без привала,

вгрызаясь в землю, что кроты

(и только «смертные пеналы»

 хранились девственно чисты).

Где бились мы? Увы, — незнамо,

лишь грохот с четырёх сторон!

И стал окоп могильной ямой

для нас — без званий, без имён:

поскольку список на бумаге,

 где ротный ставил нам кресты,

сгорел в каком-то полушаге

от позже взятой высоты.

Но там я, наравне с другими,

чьи жизни оборвал свинец,

имел фамилию и имя,

как Красной армии боец…

А здесь…

Лежу я, бестелесно,

под тяжким мрамором плиты,

среди таких же неизвестных

у безымянной высоты…

Всё в прошлом: мысли, упованья,

смерть, что за Родину, в чести...

И только живо лишь желанье —

земное имя обрести!

 

 

Михаил Полевиков

г. Боровичи

Первый шаг

Наверно так случилось неспроста:

Я перешёл заснеженный овражек – 
«Колючки» ржавой строчка на кустах
И… в двух шагах черта окопов вражьих!

Из горла рвётся хриплое «Ура!»,
Прыжок, удар штыком, бросок гранаты…
Во времени открывшийся портал
Меня призвал нечаянно в солдаты.

Я не случайно оказался там,
В расчёте, где бойца недоставало.
Взята должна быть срочно высота,
Чтоб наступленье темп не потеряло.

Всё происходит словно наяву,
И пробегает холодок по нервам.
В ином тысячелетии живу,
А гибну под Москвою в сорок первом.

…Декабрь морозный, пятое число.
Ко мне сегодня в гости друг приедет.
Всему поверит, скажет: «Повезло… ».
И будет тост за первый шаг к Победе.

Декабрь сегодня, пятое число!

 

 

Ольга Хмара

Московская область. д. Раздоры

Ветры Беларуси

Война не окончена, пока не найден последний

без вести пропавший солдат…

Памяти деда, рядового Козеева Ивана Фёдоровича,

скончавшегося от ран 26 марта 1944 года

в партизанском отряде, до 2003-го

числившегося без вести пропавшим

1

А ветры не плакали – пели светло,

А травы не помнили слова печали,

Когда всё же сердце к тебе привело

Сквозь пропасти лет – из немыслимой дали.

 

Из туч неухоженных груды на миг

Небес прорвалась незапятнанных лента,

И капельки алых глазастых гвоздик

Упали покорно на твердь постамента.

 

И вырван ещё – волей крови! – один

Из тех, из пропавших, из скорбного списка.

И правнуки пряник за светлый помин

Жевали в молчании у обелиска.

 

И долог черёд был хмельного вина,

И сердцу позволена горечи малость.

…Моя, огрызаясь, сдавалась война.

Полвека с лихвою спустя – но сдавалась.

 2

Мы никогда не виделись с тобой,

И повидаться прошлое не пустит.

Какой цветёт душистый зверобой

В лугах, тебя принявшей Беларуси.

 

О том, как твой гремел последний бой,

Как ты ушёл в безвестие покоя,

Поведать сможет только зверобой.

Уткнусь лицом в молчанье зверобоя.

 

Пройдут дожди, листвы померкнет медь,

В иных краях тоску избудут гуси.

Но для тебя родные песни петь

Седые ветры станут Беларуси.

 

А ты - живи! И помни, и врачуй.

…Когда не в силах справиться с судьбою,

Как будто к твоему прильну плечу,

Вдыхая терпкий запах зверобоя.

 

 

Сергей Демиденко

г. Красногорск, Московской области

 Двадцать три

В школу к юным совсем ребятам

Майским праздником – светлым днём
Дядя Миша – сержант в сорок пятом –
Приглашён был. Старик с костылём.

Рассказал, обманул как взрослых:
Военкома, медперсонал,
Отвечая им всем на вопросы:
- Где родился, когда, что так мал?

- Из деревни в Тверской, Боталы.
Ну и что, что мал? Нечаржать!
И поскольку годков не хватало -
Растуды их в качель, да и в мать.

- Прекратить мне! Я верю, верю.
Материшься ты будто дед.
Подожди там, да-да, там за дверью.
Дописали непрожитых лет.

В январе с каким нетерпеньем
Под Москвою в те десять дней
Перед первым его наступленьем
Замерзал как с дивизией всей.

Как закончил войну в разведке
Славы орден за что был дан.
- И – закончил: – вопросы мне, детки!
Боевой встал вихрастый пацан:

- Дядя Миша, а как снимают…
Часового, ведь он … живой?
Не мешок всё же. Я понимаю,
Снять сложней, с автоматом чем в бой.

Присмотрелся старик к мальчишке:
- Ишь, ты, прыткий! Зачем им знать
Эту сущность, ведь юные слишком.
И не смог им сержант рассказать,  

Как в 17-ть тот ужас встретил,
Когда пушку взрыв разметал.
Пять подбили, шестой им ответил ...
Лес горящий, горящий металл.

- Не ори так – лежи спокойно -
Говорил, наклонясь, хирург.
Вспоминал он Настюху стройную
Синих глаз тех последний испуг,

Красный крест на куске кровавом,
Что на землю упали в снег.
До победы лишь штопором ржавым:
Что фашист? Разве он человек?

Хруст зубов с трудом унимался
Перед тем как фашиста «снять»,
Как седым в сорок пятом признался: 
- 23 мне, не 25-ть.

 

 

Дмитрий Виноградов  

Республика Беларусь, Минская область, г. Узда.

         Шестой ротный.

        Зарывшись в землю, отдыхал

         Усталый полк пехотный.

         Остатки роты принимал

         Шестой за месяц ротный.

        

         Недолог сон передовой…

         Вал артналёта плотный.

         С рассветом поднял роту в бой

         Шестой за месяц ротный.

 

         Уж близок высоты овал,

         Но прочерк пулемётный

         Уткнулся в грудь… и он упал

         Шестой за месяц ротный.

        

Упал и землю он обнял,

К траве прижавшись сочной;

И скромным обелиском встал

Шестой за месяц ротный.

 

         А роту в бой увёл другой,

         Чей номер был нечётный.

         Им вслед фанерною звездой

         Смотрел убитый ротный.

 

         Сквозь кровь и дым в желанный мир

         Привёл к рейхстагу роту

         Вконец уставший командир,

         Бог весть какой по счёту.

 

         …Давно закончена война.

         Истлели похоронки.

         Но, павших в битвах, имена

         Торжественны и звонки.

 

         Вам, победившим в той борьбе,

         За тяжкий труд ваш ратный

         Земной поклон всем! И тебе,

         Шестой за месяц ротный.

 

 

Размещение: Е.С. Жеманова, специалист по связям с общественностью ВКИКМЗ