На стыке двух морей

Удачное транзитное положение Керчи на стыке двух морей предопределило ее участие в морских перевозках в азово-черноморском регионе и учреждение морского, прежде всего торгового порта. История Керченского морского торгового порта восходит к концу XVIII в.


Еще в 1775 году российская императрица Екатерина II своим указом предоставила грекам из Албанского войска, воевавшим на стороне российских войск, право при желании «…основать селение свое в городах Керчи и Еникале» и пообещала открыть там «свободный и вольный порт». Однако и в конце XVIII и в начале XIX веков идея обустройства в Керчи «свободного», то есть, беспошлинного порта оставалась всего лишь мечтой местных жителей.

Неисполнение этого обещания объяснялось тем, что с включением в состав России в 1783 году всего Крыма и строительством Севастополя, крепости Керчь и Еникале потеряли свое прежнее стратегическое значение. С учреждением в начале XIX века портов в Одессе, Таганроге и Феодосии, торговле в Керчи и Еникале был нанесен новый удар. Таможенные и карантинная заставы по специальному указу, выхлопотанному Феодосийским градоначальником, вошли в состав Феодосийской таможни.
Судам, следовавшим в Азовское море, было запрещено выгружаться в Керчи. Капитаны судов становились на якорь вблизи керченской карантинной заставы, в ожидании солдат, которые сопровождали корабль в Таганрог. Наблюдатели обязаны были следить за ним, чтобы корабельные грузы не попадали на берег раньше, чем пройдут карантин в Таганроге. Ждать приходилось иногда долго, а то, что в южных областях время от времени вспыхивали эпидемии, свидетельствовало о том, что солдаты карантиной полуроты все же допускали некоторые исключения из тех правил, соблюдать которые они должны были неукоснительно. Неблагоприятный для Керчи порядок чиновники объясняли тем, что небольшая керченская застава не имела соответствующих размеров карантинных сооружений. В то время карантин находился вблизи небольшого поселка, носившего название Ампелаки (от греч. – сады), поскольку вокруг него действительно находились сады местных жителей. Позже поселок стал называться Старым Карантином, в отличие от Нового, выстроенного два десятилетия спустя.

Объективные условия, однако, как нельзя лучше способствовали развитию города. Его удачное географическое положение рано или поздно должно было сыграть свою роль. Одним из крестных отцов керченского порта стал итальянец Скасси, который покинул родную Геную ради поисков счастья в далекой России. Местные острословы говорили, что вначале Скасси перебрался на жительство в Феодосию, но затем за свою страсть к азартным играм был изгнан местным обществом. Попав волею судьбы в Керчь, Скасси проникся идеей основать торговлю с народами Кавказа через керченский порт и с энтузиазмом взялся за то, чтобы добиться указа о его учреждении.

В 1816 году он подготовил докладную записку о необходимости открытия в Керчи порта. Заручившись поддержкой Новороссийского генерал-губернатора Ланжерона и других вельмож, Скасси отправился в российские столицы, чтобы выхлопотать желаемое.

Обстоятельства благоприятствовали его затее. В мае 1818 года император Александр I, путешествуя по югу России, вслед за своими братьями, решил посетить Керчь. Этому, вероятно, способствовал пример великого князя Михаила Павловича, который в 1817 году, проезжая Керчь, осмотрел найденные П. Дюбрюксом в керченских курганах древности и даже подарил последнему некоторую сумму денег на продолжение раскопок.

По свидетельству сопровождавшего Александра I в этом путешествии Михайловского-Данилевского, император, осматривая с вершины горы Митридат Керченскую бухту, заметил: «Жаль только, что эти моря не оживлены торговыми кораблями!».
В 1821 году Александр I, уступив настоятельным просьбам заинтересованных лиц, подписал указ об учреждении Керчь-Еникальского градоначальства и открытии в Керчи порта для ввозной и вывозной торговли. Объявление о последнем событии поступило в канцелярию Таврического губернатора в конце декабря 1821года. Первоначально текст объявления был набран на французском языке. Для обнародования документа губернатор поручил перевести его на русский язык, поскольку в пределах Керчи все крупные торговцы были греками.

В навигацию следующего 1822 года, керченский порт открылся для вывозной и привозной торговли. Тогда же начали действовать портовая карантинная контора и портовая таможня. К 1828 году было окончено строительство нового карантина, расположившегося на середине дороги из Керчи в Еникале. Карантин, построенный по проекту инженер-полковника К. Потье, поражал воображение современников своими размерами и тщательностью устройства. По свидетельству керченского градоначальника Ф.Ф. Вигеля, карантин, строительство которого обошлось казне в 347 тысяч рублей, мог считаться «первейшим в России и не последним в Европе». Заметим, между прочим, что Скасси не удалось воспользоваться плодами собственной победы. Он не сумел занять ни один из сколько-нибудь заметных постов в новых учреждениях, хотя, вероятно, к этому и стремился.

Открытие в Керчи порта самым благоприятным образом сказалось на экономике региона. С 1824 года в пользу города стал взиматься якорный сбор с судов, приходивших к керченскому порту. Кроме якорного, городскую казну пополнял ластовый сбор, который уплачивался и владельцами торговых судов и владельцами каботажных лодок, выполнявших погрузочно-разгрузочные работы в проливе. В 1828 году было принято решение о предоставлении в пользу Керчи в течение 25 лет 10% таможенных доходов. В конце 20-х-начале 30-х годов XIX века жители города получили от правительства ряд льгот, среди которых разрешение на получение ссуд на постройку каботажных судов, льготное налогообложение, безвозмездные ежегодные ссуды на обустройство города и другие. Экономический подъем, связанный с открытием в Керчи порта, имел следствием стремительный рост численности городского населения, которое по сравнению с началом XIX века увеличилось почти в 10 раз и составило к 1847 году 12 тыс. человек.

К 80-м годам XIX века керченский порт превратился в крупную узловую морскую станцию. Общий объем морской заграничной торговли всех азовских портов в этот период достигал 100 млн. пудов.

Львиная доля грузоперевозок приходилась на зерновой хлеб, который вывозился в Англию и страны Средиземного моря. Для прохода мелководным Керчь-Еникальским проливом, пароходы при входе в пролив отгружали часть зерна на баржи, которые затем следовали за пароходом в Черное море, а за мысом Ак-Бурун уже в обратном порядке производилась перегрузка. Всего в год в проливе перегружалось свыше 4 млн. пудов зерна.

Кроме зернового хлеба из портов Азовского моря, главным образом из Мариуполя, вывозился каменный уголь. На эти два груза приходилось 84% всего грузооборота, как по заграничной торговле, так и по каботажу.

Постоянно увеличивался и общий объем каботажной торговли, проходившей через керченский порт. В среднем, по официальным данным, с 1881 по 1892 годы из Керчи было вывезено 3 876 000 пудов различных грузов. Главными предметами вывоза из Керчи в черноморские и азовские порты были мука, соль, рыба, известняк. Ввозились зерно, каменный уголь, лесоматериалы и другие грузы.

Н.В. Быковская