ПО ОСОБОМУ ПРИКАЗУ

Весна 1942 года стала тяжелейшим испытанием для войск Крымского фронта. Наступательные бои успехом не увенчались. На пути советских армий стал Ак-Монай. Узкий перешеек, который вместил 10 дивизий, спешно переброшенных сюда генералом Эрихом фон Манштейном из-под Севастополя: 200 танков 22-й дивизии, прибывших на Восточный фронт из Франции, 650 самолётов, среди лётчиков – асы из 8-го авиакорпуса Рихтгофена.


И начались тяжёлые бои с «переменным успехом», как говорилось во фронтовых сводках. Много лет спустя прославленный генерал армии Павел Иванович Батов скажет: «Крым был для нас уроком. Правда, мы оказались способными учениками, и экзамен блестяще сдали под Сталинградом».

После Керченско-Феодосийской десантной операции в конце января 1942 года был создан Крымский фронт, в который вошли три армии: 44-я, 47-я и 51-я. Командовал фронтом генерал-лейтенант Д. Т. Козлов, представителем Ставки был начальник политуправления Красной Армии армейский комиссар I ранга Л. З. Мехлис.

Командование Крымфронта должно было подготовиться к контрудару противника и создать прочную, глубоко эшелонированную оборону. Тем более что силы для этого были: свыше 200 тыс. человек, 347 танков, более 3 тыс. орудий. Но командование не смогло оперативно перестроить части и соединения, сосредоточив их в центре и на севере Ак-Монайского перешейка, не осуществило переброску техники резервов вглубь обороны.

И много ещё «не» можно назвать сегодня, анализируя урок Крыма в аудиториях военных академий. А тогда, в сорок втором, классами были окопы. И расплата за каждый просчёт – тысячи жизней советских бойцов.

8 мая 1942 года противник начал наступательную операцию «Охота на дроф», нанеся удар по левому флангу Крымфронта, который занимали части 44-й армии, к вечеру прорвал фронт и на танках ринулся к Керченскому проливу, к переправам. А через три дня противник вновь прорвал боевые порядки наших частей, к 14 мая на западных окраинах Керчи появились немецкие танки.

В город прибыл Маршал Советского Союза С. М. Будённый. Изучив обстановку, он отдал единственно верный в тех условиях приказ: спасать людей – переправлять войска на Таманский полуостров. Это было сложно. Переправочных средств не хватало. С горы Митридат противник вёл прицельный обстрел керченских переправ. В то же время немецкие части ворвались в посёлок Катерлез и устремились к переправам, обходя город с севера.

Все осознавали серьёзность положения: если противник «отсечёт» единственную связь с Большой землёй, всем трём армиям Крымского фронта грозит окружение и уничтожение. Необходимо было в кратчайшие сроки создать оборону северо-восточнее Керчи, удержать противника и обеспечить отход войск фронта. Сводному отряду из резервных частей было приказано занять жизненно важный оборонительный рубеж: Аджимушкай–Колонка.

Судьбу Крымфронта решали несколько дней. На Тамань уходили основные силы, и нужно было отстоять переправы, во что бы то ни стало. В Аджимушкай прибывали сводные отряды и группы, которые состояли из лучших бойцов, командиров и политработников Крымского фронта. В боевых действиях 16–18 мая 1942 года они сыграли главную роль. Руководил ими полковник П. М. Ягунов.

Позже их так и стали называть «отряд Ягунова». Именно этому отряду суждено было стать основным звеном в легендарной обороне Аджимушкайских каменоломен.

Спустя много лет после окончания войны генерал-лейтенант Д. Т. Козлов в письме к военному историку В. В. Абрамову писал: «Полковник Ягунов честно выполнил приказ, обороняя посёлок Аджимушкай. Он не имел приказа на отход, а на выход из окружения у него едва ли были силы, так как он не имел ни пушек, ни танков».

В книге Ф. Пико «Загубленная пехота» говорилось: «Очищение города продолжалось более длительное время, так как значительные подразделения русских, превратившись в горняков, ушли под землю и превратили подземный лабиринт в гнезда сопротивления, откуда непрерывно и неожиданно атаковали». Так враг зафиксировал борьбу Аджимушкайского гарнизона в те годы, когда многие сведения об обороне ещё не были известны и не изучены детально документы, хранившиеся в государственных архивах.

Солдатам, прикрывавшим отход основных сил Крымфрота, пришлось спуститься в каменоломни под натиском врага. Они не были готовы к длительной борьбе. С ними было лишь то оружие, которым они отбивались от фашистов, и запас продуктов, который сохранился в складах частей. Не было ни времени, ни возможности запастись водой.

Шесть месяцев держали аджимушкайцы активную, мужественную и стойкую оборону. В дерзких, неожиданно навязанных фашистам боях воины подземных гарнизонов уничтожали живую силу и технику противника. До последней минуты боролись с врагами герои керченских каменоломен. Они не просто ждали и надеялись – они сражались.

В книге военного историка В. В. Абрамова «Аджимушкай 1942» есть воспоминания И. С. Проценко, который в ноябре 1943 года сопровождал поэта И. Л. Сельвинского по Аджимушкайским каменоломням. «...Мы обнаружили целый отсек, где лежали останки солдат. Лежали они на шинелях с винтовками. Некоторые лежали посередине подземной галереи, другие вдоль каменных стен, третьи – полусидя, откинувшись к стене. Это было страшное зрелище. Раньше ... я видел гибель моих товарищей, но этот подземный отсек Аджимушкайских каменоломен мне до сих пор кажется каким-то кошмаром. Потрясённые, мы стояли и молчали…»

Не оставляет равнодушным подвиг бойцов подземного гарнизона и сегодня. Все, кто приходят на экскурсии в подземный музей истории обороны Аджимушкайских каменоломен, задают один и тот же вопрос: «Как смогли эти люди выстоять в таких условиях?»

Каждый, посетивший музей, выходит уже другим, потому что прикоснулся к Великому подвигу и огромной трагедии. Равнодушных нет.

Сменяются поколения, но легендарная оборона Аджимушкайских каменоломен всегда будет поражать необыкновенным величием духа и самопожертвованием во имя своей Родины и своего народа. Это и стало для участников обороны тем особым приказом, который они выполнили до конца.

Текст: В.А. Климчук, старший научный сотрудник ВКИКМЗ

Фото:из фондов ВКИКМЗ

Размещение: Е.С. Жеманова, специалист по связям с общественностью ВКИКМЗ

 

Подписи к фотографиям:

Фото № 1. Командир подземного гарнизона Центральных Аджимушкайских каменоломен полковник Павел Максимович Ягунов.

Фото № 2. Комиссар подземного гарнизона Центральных Аджимушкайских каменоломен, старший батальонный комиссар Иван Павлович Парахин.

Фото № 3. Командир подземного гарнизона Центральных Аджимушкайских каменоломен (после гибели П. М. Ягунова) подполковник Григорий Михайлович Бурмин.