Мемориальная зона в Эльтигене: фантастика или реальность

В 2010 году, при рассмотрении вопросов о проведении работ по благоустройству в микрорайоне Эльтиген, в том числе, и на территории, прилегающей к Музею истории Эльтигенского десанта, возникла идея создания там мемориальной зоны.

Тогда же впервые и прозвучала мысль о воссоздании на каком-либо из участков побережья оборонительных позиций или их элементов, которые могли бы, с одной стороны, будучи стандартными и растиражированными символами Великой Отечественной войны, служить неким напоминанием о происходивших и здесь событиях, а, с другой, имели бы утилитарное значение, став своеобразной преградой для желающих использовать территорию, на которой расположены памятник «Мотобот» и (на незначительном удалении) братская могила воинов-десантников, в качестве автостоянки или неорганизованной зоны отдыха, со всеми вытекающими последствиями.
Впрочем, идея создания в Эльтигене мемориальной зоны не нова. Еще в 1979 году исполком Керченского городского Совета народных депутатов принял решение (№ 745 от 28.09.1979 г.), один из пунктов которого предусматривал «создать в районе поселка Героевское постоянно действующую выставку «Оружие и реликвии Великой Отечественной войны». Можно считать результатом, в том числе, и этого решения создание в Эльтигене мемориального комплекса «Героям Эльтигенского десанта в городе Керчи», в состав которого вошли, кроме «госпиталя», «операционной», «дота», и «площадка оружия» (решение исполкома № 348-а от 31.05.1985 г.)
Собственно эта, относительно слабо укомплектованная, «площадка оружия» и стала одним из основных элементов, наряду с «Мотоботом» и расположенной рядом братской могилой, мемориального комплекса на территории, непосредственно прилегающей к зданию Музея истории Эльтигенского десанта. За прошедшие десятилетия никаких существенных изменений на этом участке не произошло, а неоднократно поднимавшийся вопрос пополнения «площадки оружия» образцами техники и вооружения так и не был, по ряду объективных причин, переведен в практическую плоскость. В то же время существует уже достаточно много примеров организации подобных территорий (в том числе, грандиозных по масштабам и количеству вложенных средств), которые неизбежно заставляют нас подойти к решению вопроса о создании мемориальной зоны в Эльтигене с большей ответственностью и, если не с большим размахом, то, по крайней мере, с осознанием современных требований, возможностей и реалий.
Поскольку было высказано пожелание о разработке концепции мемориальной зоны сотрудниками Керченского историко-культурного заповедника (отделом истории Великой Отечественной войны), мы посчитали возможным сформулировать ряд основных идей, которые могут быть положены в основу подобного проекта, особо отмечая при этом, что разработка концепции мемориальной зоны – задача для большого творческого коллектива (прежде всего архитекторов) и должна включать в себя ряд специфических моментов, находящихся вне нашей компетенции. Наша задача гораздо скромнее – внести предложения по расположению мемориальной зоны, ее содержанию и той смысловой (идейной) нагрузке, которую она должна нести.
Как уже отмечалось выше, существующий комплекс объединяет ряд объектов, и включает (кроме «госпиталя» и «операционной», находящихся на значительном удалении) братскую могилу, памятник «Мотобот» и площадку оружия. Объекты расположены довольно компактно, вдоль ул. Косоногова, восточнее и северо-восточнее здания Музея истории Эльтигенского десанта. На наш взгляд, интерес с точки зрения проектирования мемориальной зоны может представлять именно этот участок, расположенный восточнее здания Музея. Поверхность участка сравнительно ровная, практически без уклона, в центре его находится «площадка оружия», вымощенная бетонными плитами и связанная дорожкой из таких же плит с дорожкой, ведущей от ул. Косоногова к «Мотоботу». Следует отметить, что Керченскому заповеднику в постоянное пользование отведен лишь небольшой участок площадью 0,0802 га, на котором расположен «Мотобот», остальная часть территории (включая и «площадку оружия») передана заповеднику под обслуживание (рис.1).
Понятно, что не только существующего землеотвода, но даже и участка, переданного под обслуживание, особенно учитывая его конфигурацию, недостаточно для организации мемориальной зоны. Поэтому вопрос о расширении территории, отводимой под проектируемую мемориальную зону, представляется естественным и необходимым. По нашему мнению, это мог бы быть участок в форме неправильного четырехугольника, площадью примерно 0,5 га, ориентированный север-запад – юго-восток и ограниченный ул. Косоногова на северо-западе, дорожкой, ведущей к «Мотоботу», - на северо-востоке, линией, идущей от южного угла здания музея в юго-восточном направлении, - на юго-западе, и полосой песчаного пляжа - с юго-восточной стороны (рис. 2). Чтобы максимально освободить выбранный участок, «площадку оружия» мы предлагаем перенести ближе к зданию Музея (установив орудия и боеприпасы перед входом в Музей, с применением композиционного метода и возможностью дополнения этой композиции в будущем), демонтировав ее бетонное покрытие. Именно на этом участке, расширяющемся от прибрежной полосы (от «Мотобота») по направлению к зданию Музея, можно было бы реализовать идею, под условным названием «Плацдарм».
Стало уже своеобразной традицией, создавая мемориальные зоны в районах боевых действий, реконструировать (или восстанавливать) на отдельных участках оборонительные позиции, как правило: системы или отдельные траншеи, окопы и хода сообщений. В идеальном варианте, восстанавливаются подлинные укрепления полевого типа с использованием долговременных огневых точек, если они попадают в мемориальную зону. Собственно, идея воссоздания оборонительных позиций в Эльтигене возникла практически сразу, еще на стадии постановки задачи. В то же время, применительно к конкретной ситуации эта идея несла в себе некоторые противоречия, переводящие проблему выбора решения о характере реконструкций в моральную плоскость.
Казалось бы очевидным, что воссоздавать следует некую условную «советскую» линию обороны. Но это бы противоречило реальным событиям, поскольку в годы Великой Отечественной войны на Керченском полуострове никаких оборонительных позиций в прибрежной полосе нашими войсками не создавалось, и подобная реконструкция стала бы слишком «условной» и даже, более того, инородной, на эльтигенском берегу. Естественными и вполне уместными были бы здесь позиции противника, направленные на отражение угрозы десанта с моря и действительно оборудованные в годы войны на многих участках керченского побережья, в том числе и в районе Эльтигена (пусть и не на самом берегу, а на некотором удалении от уреза воды). Но простая реконструкция немецких рубежей неизбежно вызывала бы вопрос, что именно является объектом мемориальной зоны, и чью доблесть она прославляет?
Таким образом, необходимо было найти какое-то компромиссное решение, позволявшее, не сильно отступая от исторических реалий, в очередной раз воздать должное советскому оружию и Советскому Солдату. В качестве такого решения мы предлагаем создать мемориальную зону под условным названием «Плацдарм», представляющую собой реконструкцию немецких оборонительных позиций полевого типа (во всем их многообразии), «прорванных» и «разбитых» стремительным броском советского десанта.
Понятно, что при реконструкции оборонительных рубежей противника мы в полной мере использовали имеющиеся в нашем распоряжении документы и фотографии периода боев за Керчь (главным образом, относящиеся к 1943-1944 гг.), а также материалы полевых исследований, дающие полное представление о тех трудностях, с которыми пришлось столкнуться на берегу частям первого броска. Что же касается воплощения основной идеи мемориальной зоны («позиции, прорванные и разбитые стремительным броском десанта»), она должна быть решена за счет напоминающего своей формой клин или штык монументального сооружения, разрезающего немецкие позиции.
Как известно, немецкие рубежи обороны были хорошо оборудованы, включали различные типы инженерных заграждений, насчитывали несколько полос и служили серьезным, а в некоторых случаях и непреодолимым, препятствием для наступающих войск. Именно такой рубеж обороны было бы логично воссоздать на берегу, включив в него следующие элементы:
- противодесантные заграждения прибрежной полосы; - полосу малозаметных препятствий;
- полосу проволочных заграждений; - укрепления полевого типа (система траншей со стрелковыми ячейками и пулеметными гнездами);
- орудийные позиции;
- долговременную огневую точку (рис. 3).
Первый участок представляет собой группы и ряды наклонно закрепленных в песке кусков железнодорожных рельс или двутавровых балок, препятствующих подходу легких плавсредств десантных частей к берегу и создающих помехи при передвижении десантников в зоне песчаного пляжа (рис. 4). Устройство подобной полосы, пожалуй, наиболее сложно и невозможно без использования специальной техники, но аттрактивность ее настолько высока, что, как нам кажется, следует приложить максимум усилий для решения технических проблем, связанных с ее созданием. При этом оптимальным представляется, если полоса двутавров и рельс, расположенных на пляже, будет поддержана несколькими двутаврами (или, лучше, целой группой), находящимися непосредственно в воде.
Полоса малозаметных препятствий, включающая в себя систему заграждений с использованием низко натянутой проволоки, различных растяжек и проволочных спиралей может располагаться сразу за зоной пляжа, естественной границей которого служит небольшой обрыв. Оборудование подобной полосы вряд ли вызовет какие-либо затруднения, а ширина ее может меняться в зависимости от того, насколько просторные пешеходные зоны будут устроены между отдельными элементами оборонительного рубежа.
Следом за полосой малозаметных препятствий должна быть оборудована полоса проволочных заграждений. Мы предлагаем полосу в три ряда, с использованием для натяжения колючей проволоки как подлинных металлических кольев (с одним, двумя и тремя кольцами), так и их копий, в том числе, увеличенных, имеющих благодаря своим размерам еще более угрожающий вид (рис. 5). Подобная полоса может быть не одна, и их количество зависит только от наличия необходимых материалов и представления авторов проекта о том, насколько эта часть мемориальной зоны должна быть доступна посетителям.
Основу немецких оборонительных рубежей под Керчью составляли укрепления полевого типа, представляющие собой разветвленную сеть окопов и траншей, соединенных ходами сообщений, с многочисленными огневыми позициями (пулеметными гнездами и стрелковыми ячейками), укрытиями для личного состава, наблюдательными и командными пунктами, складами боезапаса, оборудованными в блиндажах и землянках. К сожалению, ни размеры участка, на котором проектируется мемориальная зона, ни характер грунта, не позволять реконструировать подобную позицию в полном объеме. Тем не менее, даже воссоздание ее отдельного участка крайне необходимо для получения представления о том, как такие позиции были устроены. С этой целью предполагается прокопать в самом широком месте мемориальной зоны траншею, характерной зигзагообразной формы, с оборудование на одном из ее участков пулеметного гнезда (рис. 6), на другом – стрелковой ячейки (рис. 7). Глубина траншеи должна соответствовать требованиям наставлений (около 1,5 м), чтобы посетители, имеющие возможность пройти по ней и оказавшиеся на позиции стрелка, могли ощутить себя на реальной боевой позиции. Усилит это ощущение использование для оформления огневых позиций подлинных реликвий: фрагментов стрелкового оружия и снаряжения военнослужащих вермахта.
Устройство позиции полевого типа, также как и заграждений прибрежной полосы, сопряжено со значительными трудностями, связанными прежде всего не столько с достаточно большим объемом земляных работ, сколько с характером грунта (песок), что потребует укрепления стен траншеи и брустверов путем их сплошного бетонирования. Тем не менее, именно этот участок мемориальной зоны может стать наиболее привлекательным для посетителей и имеет хорошие перспективны в плане доработки его отдельных элементов, деталировки и насыщения экспонатурой при решении вопросов, связанных с охраной.
Не менее интересными могут стать и орудийные позиции, также оформленные с использованием подлинных предметов, встроенных в массивные бетонные туры (рис. 8). Сейчас в нашем распоряжении лишь несколько образцов орудий германского производства, а выставленные на «площадке оружия» советские пушки и гаубицы использовать нецелесообразно (хотя трофейные орудия использовались обеими воюющими сторонами достаточно широко и фактов, подтверждающих это, известно немало), поэтому заполнить пространство в этой части зоны помогут разрушенные бетонные туры (рис. 9), также «работающие» на основную идею мемориальной зоны - «позиции, прорванные и разбитые стремительным броском десанта».
Завершающим элементом немецкого рубежа обороны должен стать ДОТ (рис. 10), воссозданный достаточно схематично и также имеющий две стороны – целую и разрушенную. Этот ДОТ призван символизировать прочность и кажущуюся неприступность вражеских позиций, павших под натиском советских десантников. А связь этого элемента мемориальной зоны с реальными событиями должно передать сходство его силуэта с очертаниями ДОТа, хорошо заметного на высотах, окружающих Эльтиген с запада.
Как уже отмечалось, основным элементом мемориальной зоны, формирующим ее смысловую нагрузку, должно стать монументальное сооружение, которое мы условно назвали «Прорыв». В плане оно представляет собой неправильной формы клин, начинающийся от линии пляжа (захватывая «Мотобот»), рассекающий все полосы немецкого оборонительного рубежа, разрывающий все полосы заграждений и раскалывающий своим концом ДОТ (рис. 11). Его форма не случайна. Напоминая своими начертаниями стрéлы на оперативных картах, этот «клин» должен символизировать не только динамику стремительных бросков через пролив и яростных атак десантников на берегу, но и глубину стратегических замыслов крупнейших морских десантных операций; а его излом – напоминать о том, что жизнь всегда вносила свои коррективы в гладкие штабные разработки. Не случайно и направление: от застывшего на бетонной волне мотобота к находящемуся где-то очень далеко «Парусу» - символу свободы, жизни и памяти, через Музей, хранящий эту память ради жизни и свободы.
Мощь этого сооружения должны подчеркнуть используемые материалы: массивные бетонные стены, на которые нанесены наименования частей и соединений, участвовавших в керченских десантных операциях, и грубый бетонный пол, заглубленный по всей площади сооружения на уровень траншей противника. Уровень пола может иметь заметный уклон в сторону моря, особенно на участке за линией «траншей противника».
Мы отдаем себе отчет в том, насколько трудоемки и значительны по объему могут быть работы по созданию подобного сооружения, но оно позволить увязать в единое целое все элементы мемориальной зоны, придать им необходимые акценты, направить заинтересованного посетителя в сторону музейного комплекса, где он сможет получить исчерпывающую информацию о керченских десантных операциях.
Впрочем, создание мемориальной зоны в любом случае потребует определенных затрат. Но проблема здесь не столько в возможности найти необходимые средства (как финансовые, так и материальные), сколько в нашей готовности продолжить подобными формами работу, начатую в Керчи более 40 лет назад, цель которой – увековечение подвига Советского Солдата.
Любой проект имеет свои сильные стороны и недостатки. И предлагаемые выше идеи могут быть многократно пересмотрены, скорректированы и даже изменены. Но, как представляется, они вполне могли бы стать основой для разработки детальной концепции мемориальной зоны в Эльтигене, создать которую – достойная задача для керчан, любящих свой город, бережно хранящих его традиции и отдающих дань памяти павшим не только по юбилейным датам.
Возможно ли создать в Эльтигене мемориальную зону? Ответ на этот вопрос следует искать, скорее, в области морали и нравственности, где каждый шаг и каждое решение, приближающее нас к решению этой непростой задачи, будет подтверждением гражданской позиции и осознанием общего долга перед теми, кто 70 лет назад, не задумываясь, первыми прыгали в ледяную воду, бросались на проволочные заграждения и свершали, казалось бы, невозможное, уходя в бессмертие ради нашего будущего!
 
Заместитель директора Керченского заповедника по научной работе В.В.Симонов.
 
Старший научный сотрудник отдела истории Великой Отечественной войны О.И.Демиденко.
 
Лаборант военно-археологической экспедиции «Аджимушкай» С.Р.Мамуль.