Военные судьбы керчан

Многие из тех, кто шел сквозь огонь войны, пали в бою или пропали без вести. Из пятнадцати тысяч керчан, ушедших на фронт, не вернулось почти девять тысяч, причем, большая их половина по сей день числится пропавшими без вести.Другие ушли из жизни в послевоенные годы, но остались их воспоминания, рассказы, письма, разного рода документы, хранящиеся в фондах Восточно-Крымского историко-культурного заповедника.


Болью утраты пронизаны похоронки на керчан, пришедшие их родным  в годы войны.

Колесников В.Н., ефрейтор, погиб 22 августа 1941 г. в Карелии. Извещение пришло матери в пос.Капканы.

Барабаш В.А., мл.сержант, убит 18 ноября 1943 г., похоронен в пос. Эльтиген. Извещение пришло матери на ул. Госпитальную.

Королева Л.В., санинструктор, погибла 23 июля 1944 г. Извещение пришло матери в пос. Еникале.

Бозиниус В.Н., красноармеец, убит 26 декабря 1944 г. в Венгрии. В характеристике, приложенной к извещению, сказано: «В день своей смерти подбил танк противника. Погиб смертью храбрых, когда поджег второй танк – был скошен пулеметной очередью под г. Будапешт». Документы получила его мать.

Адуденко М.П., старшина, санинструктор, умер от ран 3 апреля 1945 г. в Латвии. Извещение пришло матери на ул. Колхозную.

Котельников К.Г. погиб 2 мая 1945 г. в Чехословакии. Извещение пришло матери на ул. Карла Маркса.

В те дни горе пришло во многие керченские семьи.

Ушедшие на фронт керчанесражались храбро и самоотверженно и за свой город, и за свою страну.Осенью 1941 г. враг подошел к Крымской земле. Шли тяжелые, изнурительные бои. Когда наши части начали отступление по Арабатской стрелке, керчанин Н.И. Толпин остался в отряде прикрытия. Сутки смельчаки удерживали высоту в своих руках, отвлекая на себя силы и внимание противника. Все семнадцать воинов погибли.На горе Митридат есть улица, носящая имя керчанинаН.И. Толпина.

Керчь дважды пережила фашистскую оккупацию: с 16 ноября 1941 г. по 30 декабря 1941 г. и с 16 мая 1942 г. по 11 апреля 1944 г. В общей сложности – два года. Накануне оставления города нашими войсками в мае 1942 г. было решено переправлять детей из детского дома на косу Чушку. Переправлялись на рыбацких лодках. Фашистские самолеты преследовали каждую лодку. Взрывы, детский крик. Дети от 5 до 12 лет. Всего в Керченском детском доме было приблизительно 250 детей.

Затем была долгая дорога до Ильичевки с узлами и единственной едой – по две копченые рыбина на человека, которых дали детям еникальские рыбаки. Пятнадцатикилометровый переход тяжело дался детям. Маленькие быстро уставали, их по очереди несли те, кто постарше. Шли всю ночь. Отдых, еда и снова в путь – пешком до ст. Запорожской, а оттуда до Темрюка и дальше до Краснодара. Детей разделили по возрасту и отправили в различные детдома Северного Кавказа.Об эвакуации детей, среди которых был и он сам, рассказал керченский писатель Василий Яковлевич Маковецкий. Его перу принадлежит ряд книг, газетных публикаций о Керчи и керчанах.

Керчане пережили страшные дни фашистской оккупации. Жительница города А.С. Зайцева рассказывала следующее.14 мая 1942 г. фашисты вошли в Керчь, а 18 мая – захватили завод Войкова. В железнодорожном цехе стоял бронепоезд, оборону держали военные, которые потом ушли в каменоломни.На руднике фашисты расстреляли ее мужа Г.В.Зайцева,  а с ним вместе  - ВиктораКончаловского иЗахараЕверко. У Зайцевой было три дочери: 3, 5 и 13 лет. Сама на восьмом месяце беременности. Все они стояли под расстрелом. Расстрел продолжался часа полтора. Расстреливали группами, из автоматов.Расстреляли человек 300 мирных и военных. Затем дали распоряжение, чтоб женщин и детей гнали в лагерь в Мариенталь (ныне Горностаевка). Зайцевой с детьми удалось незаметно уйти из колонны.

Согласно Акту расследования злодеяний фашистов в Керчирасстрелянных в руднике значится 1609 человек. И это не единственное место, где фашисты уничтожали мирных жителей и военнопленных.На сегодняшний день известны следующие цифры:

Расстреляно мирных жителей                                                         – 13822 чел.

Повешено                                                                                          – 50 чел.

Замучено                                                                                            – 250 чел.

Угнано                                                                                               – 14342 чел.

Расстреляно военнослужащих                                                        – 11722 чел.

Замучено военнослужащих                                                 – 3275 чел.

Всего жертв: 43429 чел.

Но керчане и в дни оккупации продолжали сопротивление.Известно, что в состав подземных гарнизонов Аджимушкая (май-октябрь 1942 г.) входили и наши земляки: капитан А.И. Клабуков, Н.С. Данченко и его младший сын Коля Данченко – их имена носят керченские улицы. Всего за время существования оккупационного режима в Керчи и ее окрестностях действовали шесть партизанских отрядов: в 1941 г. партизанский отряд им. Ленина в Аджимушкайских каменоломнях и партизанский отряд им. Сталина в Старокарантинских каменоломнях; в 1943-1944 гг. – партизанский отряд им. Сталина и партизанский отряд «Красный Сталинград» в Аджимушкайских каменоломнях, партизанский отряд в Старокарантинских каменоломнях и партизанский отряд «Шахта Багерово») и несколько подпольно-патриотических групп. Подавляющим большинством в партизанских отрядах и подполье были наши земляки – керчане.На табличках домов керченских улиц можно прочитать их имена: В.Н. Дубинин, И.А. Козлов, А.Ф. Зябрев, А.Б. Куртиханов, К.К. Мухлынин, В.Н. Панкратов, И.И. Пахомов, М.Р. Молчанова, Г.С. и А.Г. Стрижевские.

Тесно была связана с подпольно-патриотическим движением работа советских разведчицкерчанок Е.М. Дудник и АлимеАбденнановой.Указом Президента СССР от 5 мая 1990 г. Е.М. Дудник награждена Орденом Отечественной войны II степени. В городе есть улица ее имени.АлимеАбденнанова Приказом командования ОПА награждена Орденом Красной звезды. И Указом Президента Российской федерации ей было присвоено звание «Герой России».

Дороги войны приводили керчан к стенам родного города и они становились участниками боев за его освобождение.Уроженец Керчи А.А. Говберг высаживался с десантом на Эльтигенский плацдарм.«Работящий парень, заботливый к товарищам, с развитой хозяйственной жилкой», - таким его характеризовал осуществлявший общее руководство на плацдарме полковник В.Ф. Гладков.А.А. Говберг вспоминал осборе продуктов, сбрасываемых нашей авиацией эльтигенцам. Все собранное сосредотачивалось в складе, потом шло распределение: сколько на каждого приходится питания. Суточный паек получался 100 граммов сухарей, по 200-250 – уже была редкая роскошь. Вражеская авиация всячески мешала нашим летчикам, била артиллерия – чтобыуничтожить мешки. Так что эльтигенцы за куском хлеба ползли через смерть.Старший матрос, рядовой хим.взвода 318 Новороссийской СД А.А. Говберг был награжден: За высадку на Эльтиген Орденом Отечественной войны I степени, за участие в боях на плацдарме Орденом Красной звезды, за бои на Митридате Орденом Славы III степени. Умер он в 1966 г.

На Эльтигенском плацдарме воевал керчанинБекаевДжеппарМамбетович, татарин по национальности.В 1941 г. он окончил Камышбурунское фабрично-заводское училище. Но мирный труд, как и у тысяч керчан, был прерван войной. Д.М. Бекаев высаживался в составе 335 гв. СП, участвовал в прорыве на г. Митридат. Вел бой на берегу до последнего. Не сумев эвакуироваться на катере, поплыл на двери под огнем противника и с суши, и с немецких катеров. В море его подобрал наш катер.За участие в Эльтигенском десанте награжден Орденом Славы III степени. Весной 1944 г. участвовал в освобождении Керчи и Крыма.А 22 июня 1944 г., как татарин, был отправлен в Среднюю Азию, как и тысячи других депортированных из Крыма крымских татар.

На Керченском городском кладбище похоронен Г.М. Титов, эльтигенец из 386-го Отдельного батальона морской пехоты.Поистине удивительна судьба этого человека.Титов высаживался на мотоботе, вел в атаку отдельный взвод морских пехотинцев – штрафников. Был ранен в ноги, самостоятельно двигаться не мог.По его призыву: «Кто знает Титова, за мной!» - десантники пошли вперед. Титова тащили на плащ палатке моряки Немов и Каменец. Погибшего Каменца сменил Федоренко. Взрывом убило Немова, Федоренко отбросило, а Титова вновь ранило. Трое суток он пролежал у вражеского окопа, пока десантники не отбили эту полоску земли. Врач насчитал у Титова 26 ран, но переправить его с Эльтигена возможности не было. В числе других, Титов остался на плацдарме после ухода десантников в прорыв на Митридат. Попал в плен. В январе 1945 г. бежал из лагеря военнопленных близ голландской границы, участвовал в Движении сопротивления. На Родину вернулся после Победы.В 1951 г. по ложному доносу был осужден на 25 лет «по политической» статье. Бежал с этапа, забрал семью и многие годы жил по разным местам, нигде надолго не задерживаясь.

О нем вспомнили в 1965 г., когда писатель П. Павленко назвал его имя в своей статье и попросил сообщить о нем какие-либо сведения. И тогда Г.М. Титов написал письмо Министру обороны, где были такие слова: «Я, Г.М. Титов, жив. Расстреляйте или дайте жить!» Тогда семью Титова перевезли в Керчь, дали квартиру. Он еще долгие годы работал, но до конца дней в душе его не утихала боль воспоминаний о погибших и оставшихся на Эльтигенском плацдарме раненых. Умер Г.М. Титов в 1981 г. О нем тоже писал керченский писатель В. Маковецкий.

Керчь была освобождена 11 апреля 1944 г. Город был разрушен практически до основания.Вот как писал 3 мая 1944 г. в письме к матери керчанин К.И. Ольхин: «Кругом руины и обгоревшие остовы зданий. Керчь не узнать. Даже часовня на самой вершине Митридата разрушена. Машина, лавируя между окопами и воронками, выезжает на Боспорскую. Я становлюсь на подножку машины и пытаюсь узнать дом…… Как ни странно, я проезжаю мимо дома, не узнав его… Двор завален обломками мебели, посуды, досками и всяким хламом. В правом углу двора высятся обугленные, сгоревшие остатки дома. Черные, обвалившиеся стены – это все, что от него осталось. На стене дома я нацарапал: «Здесь был 16 апреля 1944 г. Константин Иванович Ольхин». На всем протяжении своего пути по Крыму я видел великое человеческое горе».К.И. Ольхин участвовал в северо-восточном десанте в составе 255 Бригады морской пехоты, дошедшей до Румынии.

Что касается последствий оккупационного режима в Керчи, существует такая цифра: общий материальный ущерб, нанесенный городу, составил 1 млрд. 222 млн 741 тыс. 476 руб. (ущерб по всем предприятиям, организациям, учреждениям, а также частновладельческим домам и зданиям)

На разных фронтах Великой Отечественной войны воевали керчане. Назвать всех невозможно, но вот несколько судеб.

В.С. Тынков работал на заводе Войкова. В годы войны стал полным Кавалером трех Орденов Славы.Командир бронетранспортера 57 Отдельного Мотоциклетного батальона 1 Белорусского фронта. В тылу противника его группа захватила несколько повозок с боевым имуществом Орденом Славы IIIстепени. Награжден 27 июня 1944 г.Орден Славы IIстепени Тынков В.С. получил за бои в Польше, в районе г. Надашин. Уничтожил, действуя в составе разведгруппы, свыше 10 солдат и офицеров и доставил в часть двух «языков». Награжден 18 февраля 1945 г.Орденом славы Iстепени отмечено участие В.С. Тынкова в боях за Берлин. 15-27 апреля 1945 г. лично истребил свыше 10 неприятельских солдат. Награжден 15 мая 1946 г.В мирные годы жил в Глазовке, затем в Керчи. Работал на Керченской судоверфи. Умер в 1974 г.

С 1936 г. в Керчи жила семья Панфиловых. Евгений Панфилов 1920 г. рождения работал на Керченском молокозаводе электрослесарем, учился в Керченском аэроклубе, окончил его в 1938 г. Затем – Качинская авиашкола пилотов. В 1940 г., после ее окончания, получил назначение в г. Белосток, на границе с Польшей.22 июня 1941 г. в первый день войны в 8.30 утра мл.лейтенант Панфилов таранил вражеский «Юнкерс». К 8 марта 1942 г. Е. Панфилов имел четыре ранения и два Ордена Красной звезды.К 12 августа 1942 г. совершил 275 боевых вылетов, провел больше 30 воздушных боев, сбил 5 самолетов противника.12 августа 1942 г. Е.М. Панфилов пропал без вести – не вернулся из разведывательного полета над территорией противника на Юго-Западном фронте. Так сложилось, что в 1959 г. его отец Максим Петрович Панфилов зажег на горе Митридат Вечный огонь, в память о тех, кто сражался за Победу – среди них был и его сын. Символично, что Вечный огонь в Керчи был зажжен от факела, доставленного с Малахова кургана города Севастополя.

В первых числах апреля 1945 г. тяжелые гаубицы Грудзянской Краснознаменной Бригады стали против Берлина. В ней проходил службу разведчик-наблюдатель Б.К. Кириленко (до войны рабочий Керченского Железорудного комбината).Он был смертельно ранен взрывом бомбы, сброшенной во время авиаполета противника.Наши бойцы отнесли Б.К. Кириленко в укрытие. Сознание не покидало его. Умирая, он вспоминал мать, живущую в Керчи. Он был ее четвертым, потерянным в войну сыном.

 Военные судьбы  - их тысячи, о них много написано и рассказано, и все же эта тема неиссякаема…

 

С.П. Литвинова, старший научный сотрудник.