Пришлось девчонкам воевать…

Расхожую фразу «У войны не женское лицо» перевернула Великая Отечественная. Около миллиона советских женщин сражались на фронте, наравне с мужчинами перенося все тяготы военной жизни, тысячи были в партизанских отрядах, подпольных группах.


Не было практически такой специальности, какой бы они не овладели. Водили в бой самолёты, были пулемётчицами, снайперами, разведчицами. Служили фронтовыми врачами и медсёстрами и скольким раненым они спасли жизнь! Работали связистами, осуществляя бесперебойную связь между частями и подразделениями Красной Армии, участвуя в масштабных десантных операциях, успех которых зависел, в том числе, и от мужества и находчивости военных связистов.

Сложной и трудной была Керченско-Эльтигенская десантная операция ноября – начала декабря 1943 года. В отрядах первого броска 3-й группы высадки десанта принимал участие 142-й отдельный батальон морской пехоты майора С. Т. Григорьева 255-й морской стрелковой бригады. Во взводе связи значилась старшина 2-й статьи, телефонист Любовь Захаровна Щетинина. Быстрая и надёжная связь — непростое дело, тем более в боевых условиях. Ведь катушка со стальным проводом в 400 м длиной весит восемь килограммов. Две такие катушки, телефонный аппарат, вещевой мешок за спиной, автомат в руках — тяжёлая ноша. Обстрел, бомбёжка, атака противника, но, несмотря ни на что, связь должна работать. Очень часто фронтовые связисты погибали при её восстановлении. Тяжело приходилось мужчинам, каково же было женщинам?!

В 1943-м Любови Щетининой всего двадцать лет, но за плечами Крымский фронт и битва за Кавказ. Была ранена, имела две награды — медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды. Она родилась в ст-це Вышестеблиевской, с трёх лет, оставшись без матери, воспитывалась у своей тёти, которая жила в Керчи. Когда началась война, Люба, несмотря на юный возраст, стремилась на фронт, как тысячи её сверстников и сверстниц. Была призвана в 1942 г., проходила по райвоенкомату Анапского района Краснодарского края, воевала в составе 83-й морской стрелковой бригады. В январе 1943 г. зачислена санинструктором в морской десантный отряд майора Ц. Л. Куникова (275 добровольцев). В ночь на 4 февраля 1943 г. «куниковцы» высадились демонстративным десантом в районе с. Станичка под Новороссийском, захватив плацдарм, ставший впоследствии знаменитой Малой землёй (Л. Щетинина была в боевой группе старшего лейтенанта В. А. Ботылева). По август 1943 г. она воевала на Малой земле в подразделениях 255-й бригады, служила телефонистом взвода связи, в сентябре участвовала в составе 142-го батальона морской пехоты в десанте в порт Новороссийск. Месяц отдыха — и снова в десант, теперь уже Эльтигенский.

В Научном архиве Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника хранится письмо Л. З. Щетининой, которое она прислала нам в марте 2014 г. «Тяжёлая была высадка. Море очень штормило», — вспоминала Любовь Захаровна в своём письме. И всё-таки высадка состоялась. С 9 ноября 1943 г. началась полная блокада Эльтигенского плацдарма. Не хватало медикаментов, продуктов. 100 г сухарей, 100 г американской колбасы (в банках), 1 стакан воды в сутки. Таков был рацион телефонистки Любы Щетининой и её боевых товарищей. «Все были подстрижены под машинку (вши заедали), одежду стирать и мыться было негде, да и нечем, вода на вес золота», — вспоминала она. А потом был прорыв. Не в силах отбивать атаки противника, около двух тысяч бойцов 6 декабря 1943 г. в 22 часа прорвали вражеские позиции. Люба была в отряде прикрытия. Командир взвода связистов Е. Котляров погиб от взрыва снаряда, а девушку контузило, присыпало землёй. Однополчане долгое время считали её погибшей, в «Именном списке безвозвратных потерь рядового и сержантского состава 255-й Краснознамённой Таманской стрелковой бригады с 30 октября по 12 декабря 1943 г.» она числится пропавшей без вести.

Но девушка выжила. Когда оставшиеся в живых бойцы привели её в чувство, в окопах уже были немцы. Так она попала в плен. Её определили вместе с ранеными, и Люба им помогала. Делала перевязки, обрабатывала раны. Об этом она вспоминала с ужасом и болью. За полтора месяца в ранах такое творилось, что невозможно было смотреть. А ночью медперсонал вывезли в Севастополь, там посадили на баржи, а потом поездом в Германию. Любовь Захаровна попала на шахту, где работали советские военнопленные. После освобождения оказалась в кавалерийской дивизии, где прослужила до весны 1946 года. Вскоре всех невоеннообязанных отпустили домой. Люба вернулась в Керчь, где жила до войны. Дом, к счастью, уцелел. Стала работать в керченской сберкассе. Вышла замуж за Петра Антоновича Синькевича, который всю войну прослужил на подводной лодке, а после войны на катерах-тральщиках очищал побережье Чёрного моря от немецких мин. Потом они переехали на Украину. Самой дорогой наградой Любовь Захаровна считала для себя медаль «За отвагу». Так сложилась судьба простой скромной девушки, которая ушла на фронт защищать родную землю от фашистов.

Тысячи советских женщин и девушек сражались в Военно-воздушных силах СССР. В период войны в стране были сформированы 3 женских авиаполка. С военной историей Керчи связан 46-й гвардейский Таманский ночной бомбардировочный авиаполк. Это его лётчиц фашисты окрестили «ночными ведьмами». Авиаполк сумел сохранить женский состав от техника до командира на протяжении всей войны. 23 лётчицы полка были удостоены звания Героя Советского Союза. Чтобы помочь десантникам Эльтигена, они за ночь делали до десяти вылетов. С полуприглушённым мотором, на малой высоте девушки сбрасывали грузы — боеприпасы, продовольствие, медикаменты, которые были так необходимы нашим бойцам. Полком командовала Евдокия Бершанская, и десантники в шутку называли их «Дуняшками». Женя Руднева и Вера Белик, Паша Прокопьева и Таня Макарова и многие-многие другие, мужественно сражавшиеся в небе над Керчью. За бои по освобождению Крыма полк был награждён орденом Красного Знамени. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский писал: «Нас, мужчин, всегда поражало бесстрашие лётчиц, которые поднимались в воздух на тихоходных самолётах У-2…. Одна в ночном небе, над вражескими позициями, под сильным зенитным обстрелом, лётчица находила цель и бомбила её. Сколько вылетов — столько встреч со смертью». 32 девушки погибли. Их подвиги перешагнули границы многих государств.

Недаром ветераны французского полка «Нормандия-Неман» выражали своё восхищение советскими лётчицами, желая положить все цветы мира к их ногам.

О фронтовых подвигах советских женщин можно создать огромную летопись. И нет той меры, которой можно было бы их измерить. Замечательные слова ветеранов «Нормандии-Неман» с полным правом можно отнести ко всем женщинам, сражавшимся на фронтах Великой Отечественной войны.

Низкий Вам поклон, родные!

 

Фото 1. Один из катеров-участников Керченско-Эльтигенской десантной операции. Съёмка Евгения Халдея, 1943 г. Фонды ВКИКМЗ.

Фото 2. Любовь Захаровна Щетинина с супругом, 1970-е гг. Научный архив ВКИКМЗ.

Фото 3. Лётчицы 46-го гвардейского Таманского ночного бомбардировочного авиаполка. Съёмка Евгения Халдея, зима 1943–1944 гг. Фонды ВКИКМЗ.

Фото 4. Герои Советского Союза (посмертно) Татьяна Петровна Макарова и Вера Лукьяновна Белик. Фото из первого издания книги Л. Литвиновой «Летят сквозь годы». Фонды ВКИКМЗ.

 

В. А. Климчук, старший научный сотрудник ВКИКМЗ

Ред.-корр., доп., фото и аннот.: Н. Н. Непомнящая, лит. редактор ВКИКМЗ

Фото: фонды ВКИКМЗ

Размещение: О.В. Решетникова, научный сотрудник ВКИКМЗ