"Крымская правда" о "Дорогах войны Евгения Халдея"

Восточно-Крымский историко-культурный заповедник, издавший к 75-летию Великой Победы уникальную книгу-альбом «Дороги войны Евгения Халдея», приглашает прошагать вместе с фотокорреспондентом ТАСС смертельно опасным маршрутом длиной в 1418 дней. 


Единственный военный корреспондент, снимавший трагические и радостные события Великой Отечественной войны с первого и до последнего дня, проделал со своим простеньким фотоаппаратом «Leica» путь от Мурманска до Берлина. И создал ценнейшую фотолетопись, начавшуюся со снимка 1941 года «Москвичи слушают сообщение Молотова» и закончившуюся знаменитым кадром - «Знамя Победы над рейхстагом».

Летописец дней суровых

- Это издание - наш сов-местный труд с дочерью Евгения Ананьевича Анной Халдей, - рассказывает генеральный директор музея-заповедника Татьяна Умрихина. - Она передала музею не только уникальные фотографии и фрагменты никогда не публиковавшихся рукописей фронтового дневника знаменитого отца, но и доверила нам хранение его одиннадцати боевых наград, среди которых - Орден Красной Звезды, полученный за освобождение Керчи. Это поистине бесценный дар! Получилось действительно уникальное издание документальных свидетельств (говорящих больше слов), которые были предъявлены в Нюрнбергский трибунал как зримое доказательство зверств фашистов. Его уже получили многие ветераны.
Боль и сострадание - в каждой строчке дневниковых записей Евгения Халдея о трагических событиях в крымской истории тех лет, таких как расстрел нацистами более семи тысяч керчан в Багеровском рву, среди которых более двух тысяч евреев, - один из первых эпизодов Холокоста.
Передавая реликвии, участница ежегодной всероссийской научно-практической конференции на базе Керченского музея-заповедника Анна Халдей, призналась:
- В Керчь всегда приезжаю с особым волнением. Представляю, как ходил по этим улицам отец, как искал выразительные кадры, чтобы запечатлеть на века трагические и героические моменты во время обороны и в дни освобождения города. Как он был бы счастлив и горд, взглянув с этой высоты на мирное Чёрное море, на Крымский мост, соединивший родные берега, на весь Крым, который вновь стал российским. Передала бесценные для меня раритеты именно сюда, зная, что они будут в надёжных руках.
А рукописи станут ценным материалом для исследователей.
В память о нём я сшила точную копию знамени, запечатлённого отцом над рейхстагом, и развернула его у Обелиска Славы бессмертным героям на вершине годы Митридат.
В подарочное издание вошло более 350 работ «фотокорреспондента войны и победы», а всего в фондах музея теперь более 500 снимков и негативов Евгения Халдея. По этим фотографиям можно отследить хронологию войны: Мурманск, Крым, Европа, Берлин, увидеть целую галерею фотопортретов героев Великой Отечественной войны, участников делегации СССР на Потсдамской конференции, руководителей антигитлеровской коалиции, полную подборку фотографий парада Победы.
Военные дороги привели фотокора и на наш полуостров. И Крым навсегда вошёл в его жизнь, а он - в сердца крымчан. Халдей любил приезжать сюда после войны. И всегда - не с пустыми руками: с выставками, которые представлял в Керчи и Севастополе.
- Огромным успехом пользовалась экспозиция «От Керчи до Берлина» к 35-летию освобождения города-героя, - рассказывает старший научный сотрудник музея-заповедника Владимир Санжаровец. - С тех пор у нас завязались очень тёплые отношения с автором - и деловые, и дружеские, - которые продолжались до 1997 года, когда пришла скорбная весть о его кончине.

«Рыцарь ордена искусств и литературы»

Этот титул был присвоен известному во всём мире мас-теру в 1995 году на Международном фестивале фотожурналистики в Перпиньяне особым указом французского президента.
И после войны Халдей не оставлял любимого дела: ездил по стране, встречался с людьми труда, запечатлевал их за работой и на отдыхе. Его приглашали на выставки в разные страны. Последняя прижизненная была в Брюсселе.
Оружием бойца Евгения Халдея был фотоаппарат. Оружием против потери памяти, против забвения. Его часто спрашивали, как удалось уцелеть, снимая под обстрелами, в дыму и пламени? Такое разве объяснишь? «Смелого пуля боится, смелого штык не берёт», как написал поэт-фронтовик Алексей Сурков. Или как говорят в народе «Смелого страх не возьмёт и враг не побьёт». Он считал соавторами уникальных фотографий бойцов, которые часто говорили: «Ты снимай, а мы прикроем». С грустью вспоминал, как снимал лётчиков перед боевым вылетом, моряков-десантников, пехотинцев перед боями. Многие просили переслать фотографии родным, оставляли адреса. Он отправлял, а через некоторое время, бывало, приходил ответ: «Вы не ошиблись? На него ведь пришла похоронка…».

Послевоенные встречи

После войны Халдей упорно, порой по несколько лет, искал героев своих военных репортажей. А они жили-поживали, о славе не мечтали. Трудились, растили детей. Директор сельской школы Владимир Шептун, расписавшийся на рейхстаге в 45-м, отыскался через 25 лет. Регулировщица на берлинской Александерплац с фотографии, обошедшей весь мир, Мария Лиманская, в замужестве Шальнёва, вырастила к 95 годам не только детей, внуков, но и правнуков.
Нашлась и медсестра, перевязывавшая раненого бойца в окопе под Керчью, и оказавшаяся в прицеле объектива, - знаменитая Катюша. Бесстрашный двадцатилетний санинструктор Михайлова, спасавшая раненых в самом пекле боёв. Прошагав пол-Европы, выжив после тяжелейшего ранения в Югославии, вернулась в родной Ленинград, стала врачом, вышла замуж за фронтовика Виктора Дёмина, взяла его фамилию. Через 45 лет после войны Екатерине Илларионовне вручили Звезду Героя Советского Союза. Последние годы жила в Москве, ушла из жизни в 94 года.
Надежда Александровна Переверзева узнала себя на фотографии, сделанной в послевоенном Севастополе - «Обед в детском саду у моря»: две девчушки за столом на набережной, недалеко от попавшего в кадр памятника Затопленным кораблям, о чём-то оживлённо, беззаботно болтают, зная, что бояться больше нечего.
Ко многим героям снимков автор приезжал, фотографировал их в мирной жизни, представлял на ретроспективных выставках цикл «Послевоенные встречи».
Открывая одну из первых послевоенных выставок в Севастополе, Константин Симонов назвал снимки Халдея «моментами истины»: «Фотокоррес-пондент не может снять войну потом, запомнить что-нибудь на будущее. Его аппарат снимает сейчас. Его память - это снимки. Если они выжили, сохранились, то обязаны стать час-
тицей памяти человечества…».
О значении его работ говорит и такой факт: на одном из аукционов Сотбис организаторы признались: «Покупают только картины Айвазовского и фотографии Халдея». Что неудивительно: «Акт о безоговорочной капитуляции всех вооружённых сил Германии в Карлсхорсте», «Парад Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года», «Суд над главными нацистскими преступниками в Нюрнберге» - не просто фотографии. Это произведения искусства. А «Знамя Победы над рейхстагом» - в числе ста самых выдающихся снимков, созданных за время существования фотоискусства.
- Общественность Керчи выступила с инициативой присвоить одной из улиц города имя Евгения Халдея, - сообщает Татьяна Умрихина. - Коллектив музея-заповедника горячо поддержал эту идею. Такие люди не подлежат забвению.
О них должны знать поколения, которые придут за нами.

 

Текст: Людмила Обуховская, "Крымская правда", https://c-pravda.ru/news/2020-05-19/dorogami-vojjny-s-evgeniem-khaldeem

Размещено: Решетникова О.В., научный сотрудник ВКИКМЗ