К юбилею старейших керченских школ

            В 2013 году исполнилось 150 лет со дня открытия в Керчи мужской гимназии и 140 лет со дня открытия женской гимназии. Преемницей мужской гимназии в советское время стала школа № 2 им. Желябова, долгие годы располагавшаяся в здании бывшей гимназии.


С полным правом можно считать, что преемницей женской гимназии является нынешняя гимназия № 2, известная в советский период истории как школа № 3, им. Короленко.

Появление мужской и женской гимназий в Керчи было обусловлено целым рядом объективных причин. Главными из них было учреждение в 1821 году Керчь-Еникальского градоначальства и порта, что способствовало  оживлению экономической жизни города. Торговые интересы горожан, а также вновь открытые карантин и портовая таможня, правительственные учреждения требовали грамотных, образованных людей. Однако на тот момент учебных заведений, которые бы могли дать детям необходимые им знания, в городе не было. А дать своим детям домашнее образование могли только состоятельные горожане. Именно поэтому, одной из первых забот назначенного в 1828 году на должность Керчь-Еникальского градоначальника И.А. Стемпковского, человека просвещенного, стало открытие в городе училища.

            В 1829 году хлопоты И.А. Стемпковского увенчались успехом: высочайшее разрешение на открытие уездного училища было получено. Это было первое учебное заведение, открытое в Керчи, именно оно стало предтечей появления будущей мужской гимназии.

            Училище относилось к разряду реальных. Среди обязательных предметов были математика, физика, естествознание. Кроме обязательных для уездных училищ предметов в программу обучения, по ходатайству керчан, вошли языки: французский, итальянский, новогреческий. Потребность в изучении языков объяснялась не столько многонациональным составом населения градоначальства, сколько интересами торговли со странами Европы. По той же причине в училище преподавали и бухгалтерское дело.

            Второй ощутимый экономический подъем Керчь-Еникальское градоначальство переживало в 60-80 годы XIX столетия. Рост промышленности, появление новых рабочих мест требовали перемен в состоянии образования. В Керчи  крепло сознание того, что те знания, которые дети получают в училище, недостаточны для  продолжения образования. А отсылать своих детей на учебу в другие города считалось не всегда желательным.

            Ходатайство о реорганизации уездного училища в гимназию было возбуждено думою от имени Керченского общества в 1859 году.  Переписка с различными ведомствами продолжалась в течение четырех лет. Длительность переписки объяснялась тем, что правительство считало недостаточными те средства, которые город мог изыскать на содержание гимназии. Только после того, как керченское общество вынесло общественный приговор, в силу которого со всего частного недвижимого имущества на содержание гимназии мог взиматься сбор в размере ¼ % от оценочной стоимости, наконец, в 1863 году пришло долгожданное разрешение. С момента учреждения гимназия стала именоваться Александровской, в честь царствовавшего в то время Александра II.

            В первые годы существования гимназии пришлось столкнуться с различными трудностями. Не отвечало изменившимся задачам учебного заведения доставшееся в наследство от уездного училища маленькое здание, которое требовало ремонта. Катастрофически не хватало книг, учебных пособий. Тревогу инспекторов Одесского учебного округа, курировавших гимназию, вызывали кадровые вопросы. Так, некоторые преподаватели, перешедшие в гимназию из училища ни по знаниям, ни по педагогическим способностям, не соответствовали необходимым требованиям. Управление гимназией было затруднено из-за отсутствия в течение длительного времени директора. Среди преподавательского состава имели место разногласия, которые не способствовали успеху учебного процесса. Не всегда гладко складывались взаимоотношения педагогического коллектива с родителями.

            Объединенными усилиями трудности периода становления были преодолены. Доказательством может служить свидетельство профессора Новороссийского университета Коростелева, который в 1867 году с инспекционной поездкой посетил Симферопольскую и Керченскую гимназии. Отмечая преимущество ответов керченских гимназистов перед симферопольскими, он писал: «…Ответы учеников этой гимназии из математики были отчетливее, основательнее и обнаруживали больший навык в решении задач, письмо под диктовку и сочинения на русском языке отличались большею правильностью в грамматическом и логическом отношениях, а из ответов по физике можно было заметить, что в преподавании этого предмета обращается особенное внимание на те вопросы, которые заключают в себе математические выводы».

            На момент открытия в гимназии в 1863-64 учебном году обучалось 74 человека, в следующем – 117, спустя еще год, в 1865-66 – 161. Интересен национальный состав первых гимназических наборов. Так, в 1865 году из 161 гимназистов было 80 – русских, 43 – грека, 35 – евреев и 3 – немцев.

            К началу ХХ века в гимназии обучалось уже около 300 учащихся. К тому времени гимназия превратилась в 8-классное учебное заведение, размещавшееся в специально выстроенном в начале 70-х годов XIX века здании с оснащенными соответствующим образом кабинетами,  библиотекой, фотолабораторией.

            Обучение в гимназии было платным. Вначале плата за год  обучения составляла 10 рублей, позже -20. В 1913 году  год учебы ребенка обходился родителям в 60 рублей. В некоторых случаях по решению педагогического совета способные дети, не располагавших средствами родителей, освобождались от платы за обучение.

            В первый класс гимназии принимались дети в возрасте 10 лет. На вступительном экзамене они должны были продемонстрировать умение бегло читать по-русски и пересказывать прочитанное, писать под диктовку, читать церковно-славянские тексты, знать арифметические действия. В учебную программу гимназии входили следующие предметы: русский язык, латынь, математика, физика, история, география, иностранные языки. К числу необязательных предметов (к началу  ХХ века) относились пение, музыка, гимнастика, морской спорт.

            С 1888 года в курс обязательных дисциплин было введено обучение военному делу. К ученикам в процессе обучения предъявлялись довольно высокие требования, очень строго следили и за дисциплиной. Выпускник гимназии Ф.В.Аверкиев в своих воспоминаниях писал: «После десяти часов вечера ученикам без родителей на улицах запрещалось. В местный драматический театр можно было ходить только на отдельные и редкие спектакли с разрешения …от дирекции гимназии. Было строго обязательно посещение всех церковных служб, за нарушение гимназических правил неизбежно следовала кара в виде отсиживания «без обеда», снижения оценок за поведение и даже исключения из гимназии». Возможно, на фоне всех строгостей, которыми сопровождался учебный процесс, особенно запоминались ученикам гимназии одаренные преподаватели, которых в первое десятилетие ХХ века в Керченской гимназии было немало. Их педагогические таланты способствовали тому, что из стен гимназии вышло немало интересных и значительных  людей, проявивших себя на различных жизненных поприщах.

            Особенно яркой личностью, по воспоминаниям выпускников гимназии, был преподаватель физики и химии М.И. Кустовский. В преподавательскую практику он, в качестве основного, ввел экспериментальный метод обучения. Он впервые организовал в гимназии физический кабинет, где, привлекая к проведению опытов учеников, наглядно демонстрировал им законы химии и физики. Один из  учеников М.И. Кустовского – В.Н. Бусслер – стал учителем физики, другой – Е.Томашевский – защитил диссертацию по истории преподавания физики в школе, третий – С.А. Векшинский – стал физиком – электронщиком, членом АН СССР[1]. По воспоминаниям уже упоминавшегося выше Ф.В.Аверкиева, первый опыт «беспроволочного телеграфирования» Векшинский вместе с другими гимназистами поставил на уроках  М.И. Кустовского.  Своей  увлеченностью педагог физики заражал даже поэтические натуры. Будущий поэт-переводчик Г.А.Шенгели[2], учеба которого в Керченской гимназии пришлась на те же годы, под впечатлением  полетов Уточкина, приезжавшего в Керчь, пользуясь советами Митрофана Ивановича, смастерил планер. Попытка использовать его в качестве летательного аппарата оказалась не совсем удачной: Шенгели упал на землю с обломками крыльев. Гораздо больше повезло другому экспериментатору. Им оказался А.Добров, сын учителя начальной Булганакской школы Г.И.Доброва,  и тоже ученик Александровской гимназии. На подворье своих родителей он по собственным чертежам при участии С.А. Векшинского смастерил планер и даже летал на нем, пользуясь восходящими потоками воздуха. Спустя много лет, его племянница З.А. Доброхотова передала в фонды Керченского заповедника хроникальную фотографию 1912 года, запечатлевшую  один из полетов А.Доброва над  керченским предместьем[3].  

            Пройдя курс обучения в Керченской Александровской гимназии, и сдав экзамены на гимназический аттестат, выпускники могли быть зачислены без экзаменов  на первый курс университетов, а также пользовались определенными преимуществами в случае поступления на государственную или военную службу.

           В пореформенное время, время перемен, российское общество живо обсуждало  вопрос о состоянии женского образования. Выражая интересы прогрессивной его части, министр просвещения граф Толстой в отчете императору Александру II писал: «…во всех просвещенных странах давно уже признано, какую великую роль играет мать семейства в деле воспитания: от тех советов, от тех правил, которые она сумеет внушить детям, зависит все последующее их направление, ибо добрые примеры, усвоенные в молодости, редко пропадают. Но только в том случае женщина может выполнить свое высокое призвание, лежащее на ней, если она сама обладает в достаточной степени умственным и нравственным развитием, чтобы уяснить себе свои обязанности».

           Для женщин в России в то время  возможность получить образование ограничивалась частными пансионами и  институтами, заведениями закрытыми, а также женскими училищами и гимназиями. Однако, училища отличал низкий уровень  образования,  а женские гимназии были большой редкостью. В 60-е годы XIX века в России было всего 98 гимназий, из них только 7 женских.

            В Керчи вопрос об открытии женской гимназии возник почти одновременно с обсуждением проблем мужского образования. Городские власти постоянно заботились о том, чтобы образование стало доступно представителям всех сословий и вероисповеданий. Если прием в мужскую гимназию производился на основе принципа всесословности, то Кушниковский девичий институт, уже существовавший в городе, был в значительной степени заведением привилегированным. Не имея возможности поместить дочерей в институт в силу своего социального положения, керчане среднего достатка вынужденно прибегали к услугам частных лиц, которые содержали пансионы и  курсы.

В 1869 году городская дума сочла необходимым открыть женскую прогимназию, а в 1873 году - гимназию.

Первоначально женская гимназия состояла из двух подготовительных классов и трех начальных. Размещалась она в небольшом частном особняке известного керченского купца Гущина, дом которого находился на центральной улице города – Воронцовской (ныне – ул. Ленина). Год спустя, в августе 1874, гимназия перешла в другое помещение – тоже частный особняк не менее известного в Керчи купца Алексея Кирилловича Константинова. В этом здании гимназия размещалась более 10 лет. И хотя дом Константинова был достаточно большим, он не отвечал всем требованиям учебного заведения.

В 1881 году городская управа приняла решение о строительстве собственного здания керченской женской гимназии. Проект здания будущей гимназии решено было выбрать на конкурсной основе. Объявление об этом было размещено во многих популярных российских газетах. На строительство гимназии было ассигновано 55 тыс. рублей и, кроме того, еще 800 рублей предполагалось выдать премии по тем проектам, которые будут признаны лучшими конкурсной комиссией.

К назначенному сроку было представлено 9 проектов. Рассмотрев их, комиссия выделила и премировала два из них: первый проект, под девизом «Ватерпас и треугольник», архитектора Гольберга из Петербурга и второй проект, под девизом «Пора кончать» архитектора Григораша из Полтавы. Однако, когда оба проекта были предоставлены городской думе, гласные думы после долгих и жарких обсуждений так и не смогли прийти к единому мнению.

Тогда было решено вскрыть и рассмотреть еще 8 проектов, поступивших с опозданием, позже назначенного конкурсом срока. Среди этих «опоздавших» проектов был выделен и премирован проект под девизом «Подумаю» архитекторов Курускова и Красовского из Петербурга. Именно этот проект был признан думою единодушно как самый лучший и положен в основу строительства здания гимназии.

В мае 1883 года в центре Дворянской улицы (ныне – ул. Театральная) был заложен первый камень в фундамент будущего здания гимназии, а к 1-му августа 1885 года постройка была уже окончательно готова. 20 августа того же года состоялось ее торжественное освещение.

На постройку здания женской гимназии в общей сложности было израсходовано около 72 тыс. рублей. Строительство гимназии велось только за счет средств городского бюджета.  Ежегодно керченская городская дума определяла на содержание гимназии 5 600 рублей.

Учебная программа гимназии включала следующие дисциплины: русский язык и педагогика, математика, история, география, чистописание и рисование, языки – немецкий и французский. Кроме того, преподавали пение, рукоделие, танцы и гимнастику. Кроме преподавателей предметов, в гимназии существовал институт классных дам, которые присутствовали на всех уроках и вне классных занятий следили за поведением своих воспитанниц. Таким образом, обучение и воспитание в гимназических стенах возлагалось на разных педагогов. Классные дамы наблюдали за внешним видом учениц, учили хорошим манерам не только в стенах гимназии, но и за ее пределами. Выпускница керченской женской гимназии А.Соловьева в своих воспоминаниях писала: «…классная дама объясняла нам, как здороваться с учителями, со взрослыми (не подавая руки, реверансом), учила нас вежливости, как со старшими, так и между собой, говорила о нашем поведении на уроках в школе и общественных местах».

            К началу ХХ века женская гимназия стала одним из самых популярных учебных заведений в городе. В это время здесь обучалось свыше 400 человек.  Гимназия имела хорошую библиотеку, хорошо оборудованные, светлые большие классы. Просторные коридоры имели паркетные полы, удобные диванчики. При гимназии был сад с террасами, а на самом верху – большая открытая красивая беседка. Последнее хочется отметить особо. Городские власти следили за тем, чтобы при учебных заведениях разбивались сады, не только для того, чтобы ученики могли там гулять, но и для того, чтобы они получали там навыки садоводства. Обучение в женской  гимназии, как и в мужской, было платным. Но и здесь одаренные ученицы могли освобождаться от платы за обучение. Причем процент таких учениц был высок. В 1906 году, городская Дума  предложила гимназическому совету сократить число «бесплатных» учениц, и впредь следить за тем, чтобы их число не превышало 25%.

            В этот период истории женская гимназия уже не могло вместить всех желающих здесь учиться. По решению городских властей с 1905 по 1909 года здание гимназии было значительно расширено. Дополнительные пристройки были сделаны с южной стороны по проекту архитектора Лагорио. В таком виде здание сохранилось до наших дней. За годы существования гимназии из ее стен вышло немало хорошо образованных девушек, которые проявили себя в педагогике, науке, общественной жизни. Среди последних наиболее широко известно имя Софьи Михайловны Гинзбург – участницы движения народовольцев.

             У колыбели практически всех учебных заведений градоначальства в роли заботливых нянек стояли частные благотворители. Так, мужская гимназия успешным преодолением трудного периода становления во многом была обязана частной благотворительности. Нуждавшееся в ремонте здание гимназии взялся перестроить за свой счет купец 1-й гильдии Иван Деопик, инженер-полковник Починский, владелец механического заведения, пожертвовал гимназии физические инструменты. Существенную помощь оказал купец 1-й гильдии К. Константинов, за что по Министерству народного образования и был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени. Кто-то жертвовал учебным заведениям иконы, кто-то деньги и учебные пособия, кто-то учреждал именные стипендии – любой дар принимался с благодарностью. К началу ХХ века помощь учебным заведениям оказывал и ряд благотворительных обществ: Попечительство о недостаточных учащихся при Керченских гимназиях, Женское благотворительное общество. Общество попечения о детях и др.

            Не умаляя роли частной благотворительности, следует все же признать, что основная тяжесть по содержанию учебных заведений ложилась на общегосударственный и городской бюджеты. Имеющиеся данные позволяют сделать выводы о том, что, начиная с 60-х годов ХХ века, город тратил на образование около 20 % своих доходов. Так, в 90-е годы XIX века пособие от городского общественного управления получали девичий институт, обе гимназии, мореходный класс, церковно-приходские школы, Талмуд-Тора, татарская школа и др., а городские одноклассные школы в поселках содержались исключительно на средства города. Особой статьей городского бюджета предусматривалось выделение стипендий не только некоторым учащимся керченских гимназий, но и студентам высших учебных заведений. Так, по решению думы в 1896 году стипендии получали: Г. Калмыков – на обучение в Академии художеств (ранее ему выплачивалась стипендия на обучение в Одесском училище художеств), Лебединская – на обучение в Московской консерватории, Гринберг – на обучение в Казанском университете и др.

            Объединенными усилиями городского общественного управления, частных благотворителей, общественности и центральной власти к началу ХХ века в Керчь-Еникальском градоначальстве была сформирована достаточно развитая для своего времени система образовательных учреждений различных уровней. Образование, являвшееся в первой половине ХХ века привилегией элитной части общества, к концу XIX века стало доступным более широким социальным слоям, хотя и в ограниченном объеме. В деле образования широких народных масс городскому управлению удалось достигнуть определенных успехов. Согласно статистическим данным к началу ХХ века в градоначальстве 42,8% населения было грамотным. По этому показателю Керчь-Еникальское градоначальство занимало 2-е место в Таврической губернии.

 

[1] Векшинский Сергей Аркадьевич (1896-1974) - академик, выдающийся ученый, один из основателей советской электронной промышленности. С 1910 по 1914 гг. жил в Керчи. Выпускник керченской мужской гимназии (1914г.), которую закончил с серебряной ме­далью и наградой по физике. Выполненные под руководством Сергея Аркадьевича при­боры и установки термоядерного синтеза сыграли важную роль в развитии советской ядерной техники. Значительный вклад внес Векшинский и в космическое приборострое­ние.

 

[2] Шенгели Георгий Аркадьевич (1894-1956) - видный поэт и переводчик. Выпускник кер­ченской мужской гимназии (1914г.). Автор поэтических сборников: «Розы с кладбища» (1914), «Апрель над обсерваторией» (1917), «Раковина» (Керчь, 1918), «Еврейские по­эмы» (Харьков, 1919), «Норд» (1927), «Планер» (1935). С 1933г. - редактор в отделе «Творчества народов СССР» и одновременно в «Секторе западных классиков» Гослит­издата. За 30 с лишним лет им переведено на русский язык свыше 140 тыс. строк стихов.

 

[3] Добров Георгий Иванович, (1860 -1945), болгарин, учитель народной Булганакской школы, до того, преподавал в различных сельских школах Крыма. Участвовал в первой Все­российской переписи населения, за что был награжден медалью.   За педагогическую деятельность получил звание личного почетного гражданина Керчи. После установления Советской власти был уволен в связи с закрытием школы. В 1944 году в возрасте 84 лет выслан в Пермскую область вместе с женой, где и умер в 1945 году.

Добров Александр Георгиевич, (1895-1920), сын Доброва Г.И., выпускник керченской гимназии. По окончании  ускоренного курса Михайловского артиллерийского училища приказом от 14.05.1915 был произведен в прапорщики с зачислением по полевой легкой артиллерии. Принимал участие в боях на Северо-Западном фронте в годы 1 мировой войны. Был награжден Георгиевскими крестами. В 1920 году, отступая с белой армией,  попал в Крым. По данным из семейного архива, был повешен красными солдатами за то, что отказался расстрелять своего товарища.

Быковская Н.В. 

Небожаева Н.В.