Культ Деметры на Боспоре

Все аспекты жизни человека античного общества пронизаны религией. Разнообразные обряды и церемонии были неотъемлемым элементом древнегреческой религии и сопровождали людей от рождения до самой смерти.


Культовые действия играли важнейшую роль и в жизни городов Боспорского царства. Лапидарные надписи, жертвенники и алтари свидетельствуют о существовании храмов, жреческой деятельности, проведении священных агонов, ритуальных жертвоприношениях. Общественные пиры, жертвоприношения, молитвы, воскурения и возлияния могли совершаться как самостоятельные культовые церемонии, но обычно сопровождали самую яркую священную церемонию — религиозное празднество. Такие празднества устраивались обычно в честь божеств, чьи культы были официальными. Устраивались они за счёт казны и регулировались законами.

Одним из главных занятий боспорских греков было земледелие. Поэтому не удивительно, что наиболее почитаемой богиней на Боспоре считалась Деметра — богиня земледелия и плодородия, дочь Кроноса и Реи, мать Персефоны. Культ этой богини был распространён среди широких масс населения. Здесь он глубоко укоренился и нашёл благоприятную почву для развития в культах соседних народов, почитавших покровительницу хлебных злаков. В честь Деметры возводили храмы и святилища, устанавливали статуи и устраивали торжественные религиозные церемонии.

На горе Митридат в начале XIX века случайно была найдена мраморная база алтаря, украшенная скульптурным рельефом с изображением торжественной процессии в честь богини Деметры (рис. 1). Высокое мастерство исполнения рельефов вызывает в памяти лучшие образцы древнегреческих рельефов высокой классики с Афинского акрополя. Алтарь датирован концом V в. до н. э., сейчас хранится в Эрмитаже.

 

Из раскопок А. Е. Люценко 1864 г. в Керченский музей поступила посвятительная надпись в честь Деметры времени правления Левкона I (389/8–349/8 гг. до н. э.).

На горе Митридат, за южной оградой старого кладбища, в 1882 г. обнаружена мраморная герма Деметры (рис. 2), представляющая собой столб, увенчанный головой богини. На боковых гранях гермы имеются прямоугольные углубления, в которых крепилась хейра (деревянная или каменная балка). На основании этих находок исследователи предполагают существование храма Деметры на горе Митридат.

Статуарные изображения Деметры в лапидарном собрании Восточно-Крымского музея-заповедника свидетельствуют о почитании этой богини жителями Боспорского царства с VI в. до н. э.

Многочисленные терракотовые (глиняные) статуэтки передают образ Деметры в виде восседающей на троне богини, Деметра также изображалась с Корой-Персефоной на руках (прообраз Мадонны), распространены в коропластике также статуэтки Персефоны — юной, прекрасной дочери Деметры.

На вотивном рельефе из керченского лапидария изображены Деметра, её дочь Кора и адоранты с плодами граната в руках (рис. 3), свидетельствующими о будущем воскрешении.

Согласно древнегреческой мифологии, Деметра, узнав от бога солнца Гелиоса о похищении своей дочери владыкой подземного мира Аидом, дала клятву, что пока ей не вернут дочь, то ни один росток не пробьётся из земли. Земля перестала давать плоды, и наступил великий голод. Боги, лишившись жертвоприношений, обеспокоились. В результате Зевс упросил Деметру пойти на компромисс: три четверти года Персефона будет жить на земле с матерью, остальное время — проводить в Аиде с супругом, потому что коварный Аид дал отведать Персефоне пищу мёртвых перед уходом: зёрнышко граната — символ верности. Во время пребывания Персефоны в подземном царстве жизнь на земле замирает, когда юная богиня возвращается к матери — расцветает весной природа. Так древние объясняли смену времён года.

После возвращения дочери Деметра, нашедшая после долгих странствий пристанище в Элевсине (Аттика), на радостях открыла приютившему её царю Келею и его сыновьям свои священные обряды и мистерии. С тех пор в Элевсине был учреждён культ Деметры, идейной основой которого стали учение о загробной судьбе душ и мистические обряды — Элевсинские мистерии, посредством которых верующие надеялись обеспечить себе благополучие на том свете.

Посвящения в таинства или мистерии занимали в древней эллинской религии важное место. В церемониях могли принимать участие все, даже рабы, но говорить о том, что происходило, было запрещено, поэтому полных сведений о них не сохранилось. Известно, что во время мистерий разыгрывался миф о похищении Плутоном Персефоны, о долгих и бесплодных поисках дочери Деметрой. Элевсинские мистерии символически представляли горе Деметры, странствования её в поисках дочери, нисхождение в Аид с зажжёнными факелами, тайную связь между миром живых и миром мёртвых, физическое и духовное очищение.

В городах Боспора, имевших тесные связи с Афинами, Элевсинские культы были особенно распространены. Это подтверждает и находка 1851 года на горе Митридат посвятительного рельефа с изображением торжественной процессии: почитатели культа Деметры с факелами в руках подносят священные дары восседающей на троне Деметре и стоящей рядом Персефоне (рис. 4). Рельеф относится к V ̶ IV вв. до н. э., хранится в Эрмитаже.

Эллины связывали свои надежды на бессмертие с религией богини зерна и плодородия Деметры и её дочери Персефоны — богини царства мёртвых. Образ зерна, которое зарывают в землю для того, чтобы оно взошло для новой, высшей жизни, естественно, вызывал в сознании людей аналогию с человеческой судьбой и укреплял в людях надежду на то, что для человека за гробом, в неизвестном мире, излучающем высшее сияние, начнётся лучшая, более счастливая жизнь. Как зерно, попавшее в землю, прорастает ростками, так же умерший прорастает новой жизнью, сливаясь с Матерью-землёй.

Не случайно обычай оплакивания во время похоронной процессии, произрастающий из веры в оплодотворяющую силу семени-дождя, распространён и в наше время. Посредством плача и его животворящей силы совершается переход к новому рождению, подобно семени в земле. Подобные представления о живительной силе дождя существовали у многих народов. Известны они и у греков, достаточно вспомнить миф о союзе Данаи-земли и Зевса в образе золотого дождя. Даже бесплодный Тартар человеческая надежда наделила регенерирующей функцией как плодородный слой земли, благодаря браку с Персефоной, дочерью Деметры.

Через Триптолема Деметра научила людей земледелию. На глиняных сосудах часто изображался Трипотолем в колеснице, запряжённой змеями, несущий людям знания о выращивании зерна. В Аттике в месяце Пианопсионе (конец октября — время посевов) греки отмечали Фесмофории — большой праздник в честь Деметры Фесмофоры (Законодательницы) и Персефоны. На этом празднике Деметра чествовалась как покровительница земледелия, земледельческого быта и браков. В церемонии принимали участие только свободнорождённые женщины. Праздник длился пять дней, во время которых совершались обряды и жертвоприношения, устраивались пиры на средства наиболее зажиточных и уважаемых женщин, а быть избранной в качестве устроительницы Фесмофорий считалось большим почётом. В керченском лапидарии хранится надпись на фрагменте мраморной плиты из Мирмекия с упоминанием Деметры Фесмофоры (рис. 5), свидетельствующая о праздновании Фесмофорий в городах Боспора.

Боги плодородия во всех древних религиях — также и брачные боги. В античных мифах плодородия растительные образы спасения неразрывно связаны с любовью бога или богини к человеку, с браком. Источником жизни является аллегорический брак. Вместе с тем, брачные боги — боги смерти (на знаменитом Мирмекийском саркофаге (рис. 6), как и на этрусских саркофагах, брачная постель уподоблялась смертному ложу). Так сливаются представления о смерти и свадьбе. Основное для жизни в потустороннем мире — любовь и таинство брака. Такие представления характерны для многих древних обществ. У древних славян Жива (Жизнь), Леля (Любовь) и Мара-Морена (Смерть) — сёстры. В русском фольклоре Морена предстаёт как воинственная Марья-Моревна, живущая у моря, и одновременно — ненаглядная краса, чародейка, возлюбленная Даждьбога, умирающая и воскресающая. Некоторые исследователи отождествляют Морену с греческой Персефоной. Эти богини дают надежду на воскресение в новой жизни и бессмертие.

Миф о Деметре и Персефоне был популярным сюжетом для росписи склепов. Плафоны склепа в кургане Большая Близница на Тамани и знаменитого склепа Деметры в Керчи (рис. 7) украшены изображениями лика Деметры. Богиня в поисках своей дочери заглядывает в каждый склеп, в каждое укрытие, воскрешая и даруя бессмертие людям.

Значение культа Деметры в жизни населения Боспора Киммерийского засвидетельствовано самим её именем — «Земля-мать», а её эпитеты (Хлоя — «зелень», Карпофора — «дарительница плодов», Фесмофора — «законодательница», «устроительница») указывают на главенствующую роль богини в устройстве жизни людей и всей живой природы. Образ великой богини Деметры — источник всех религиозных и мистических благ человечества. С таинствами традиционно ассоциировались такие понятия и ситуации, как боговдохновление, состояние транса, видения, тайные общества, одержимость и высшая форма духовного опыта. Кульминацией посвящения в таинства был момент обретения посвящаемыми мистического опыта. Для посвящённых обретение мистического опыта становилось поворотным событием в их жизни.

 

Текст: Н. Л. Кучеревская, кандидат культурологии, заведующая отделом «Лапидарий» Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника

Размещение: Е. С. Жеманова, специалист по связям с общественностью ВКИКМЗ 

 

Аннотации:

Рис. 1. Алтарь с изображением торжественной процессии в честь богини Деметры из собрания Эрмитажа. Фото из книги: Соколов Г. И. Античное Причерноморье. Ленинград: Аврора, 1974. С. 39. № 18.

Рис. 2. Герма Деметры. Из фондов ВКИКМЗ. Фото К. Э. Игнатова.

Рис. 3. Рельеф с Деметрой и Корой. Из фондов ВКИКМЗ. Фото К. Э. Игнатова.

Рис. 4. Посвятительный рельеф из Пантикапея. Из собрания Эрмитажа. Фото ГЭ из книги: Савостина Е. А. Эллада и Боспор. Греческая скульптура на Северном Понте. Симферополь ; Керчь, 2012. С. 84. Рис. 42.

Рис. 5. Надпись из Мирмекия с упоминанием Деметры Фесмофоры. Из фондов ВКИКМЗ. Фото Н. Л. Кучеревской.

Рис. 6. Мирмекийский саркофаг. Из собрания Эрмитажа. Фото Н. Л. Кучеревской.

Рис. 7. Изображение лика Деметры в потолочном плафоне склепа Деметры. Фото Н. Л. Кучеревской.