СУДЬБЫ ВОИНОВ: СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ КОРДУБАН

Дан приказ – прорваться к Эльтигену

под прикрытьем дьявольской ночи.

Шёл десант морской, взбивая пену,

к берегам израненной Керчи…

(Леонид Панин)


В августе этого года на одной из экскурсий в музее истории Керченско-Эльтигенского десанта побывали сын и внук участника высадки и боёв на Эльтигенском плацдарме Сергея Павловича Кордубана. Гости передали в музей его фотографии и копии наградных документов (оригиналы хранятся в Центральном архиве Министерства обороны), поблагодарили сотрудников за замечательную экскурсию и сохранение памяти о героях-десантниках.

Позже, по нашей просьбе, его сын Александр Сергеевич прислал в музей письмо с рассказом о боевом пути и судьбе своего отца.


Сергей Павлович Кордубан родился 5 июля 1923 года в городе Ставрополе. Его отец Павел Архипович совместно с четырьмя братьями занимался мукомольным производством и скотоводством. Их хозяйство было одним из самых больших в Ставропольском крае. Мать Александра Гавриловна окончила трёхгодичные экономические курсы, занималась домашним хозяйством. В семье росло четверо детей.

После Октябрьской революции братья были вынуждены бросить своё огромное хозяйство и после расстрела старшего из братьев срочно бежать из Ставрополья – сначала в казахстанские степи, затем на Волгу в г. Козьмодемьянск Марийской АССР.

В этом городе отец окончил 10 классов. 22 июня 1941 года на выпускном вечере он узнал о начале войны. Самое страшное его воспоминание о тех первых днях – отплытие от пристани парохода с мобилизованными на фронт и разносящийся по реке многоголосый женский стон.

В августе 1941 года Сергей Павлович был призван в ряды Красной Армии и направлен в зенитно-артиллерийское училище в г. Чкаловске (ныне Оренбург). Окончив ускоренный курс с присвоением звания лейтенанта, в июне 1942 года он получил назначение на Северо-Кавказский фронт. Дальнейшую службу проходил в составе знаменитой 18-й армии, в которой начальником политотдела служил будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев.

В это время 18-я армия ценой больших потерь сдерживала наступление противника на Кавказе, и отца, несмотря на то что по военной специальности он был зенитчиком, назначили командиром взвода противотанковых ружей.

Его боевой путь в составе 318-й стрелковой дивизии 18-й армии начался с обороны г. Новороссийска. В 1942 -1943 году отец участвовал в его обороне и освобождении, отличившись в боях, за что ему досрочно было присвоено звание «старший лейтенант».

Следующая крупная веха во фронтовой биографии Сергея Павловича Кордубана связана с боями по освобождению Крыма. К 9 октября 1943 года войска Северо-Кавказского фронта полностью очистили от противника Таманский полуостров и вышли к берегам Керченского пролива. Перед фронтом была поставлена задача, форсировать эту водную преграду и ворваться в Крым. Командование приняло решение начать освобождение полуострова с высадки двух оперативных десантов – основного, северо-восточнее г. Керчи, и вспомогательного, юго-западнее города, в районе рыбацкой дер. Эльтиген (ныне микрорайон Керчи Героевское).

318-я дивизия, в которой служил отец, в ночь на 1 ноября 1943 года высадила десант и захватила в районе Эльтигена плацдарм (3 км по фронту и до 1,5 км в глубину), навсегда вошедший в историю Великой Отечественной войны под названием «Огненная земля».

Из наградного листа Сергея Павловича: «Тов. Кордубан в числе первых со своим взводом высадился на берегу Крыма утром 1.11.1943 года. Выбив немцев, быстро организовал своим взводом противотанковую оборону. Когда пехота подходила непосредственно к переднему краю, тов. Кордубан смело и решительно подымал своих бойцов в атаку. В течение трёхдневных боёв его взвод из ПТР подбил 2 танка. Будучи ранен, он не ушёл с поля боя, и только когда потерял сознание, его унесли в госпиталь».

В ходе этих боёв отец получил серьёзное ранение. Автоматная очередь прошила его практически насквозь, одна из пуль навылет прошла через руку и грудную клетку, вторая, как выяснилось только в результате детального исследования, проведённого после выхода отца на пенсию, ударилась о стенку сердца. В полевых условиях ему, практически без наркоза, была сделана сложнейшая операция.

За героизм и мужество, проявленные в боях на Эльтигенском плацдарме, Сергей Павлович Кордубан был награждён орденами Красного Знамени и Отечественной войны II степени.

Интересно, что эти ордена он получил фактически за одни и те же подвиги. Я как-то спросил, как же такое могло случиться? И вот какую версию этого награждения он мне рассказал.

Дело в том, что отец с августа 1942 года служил в 433-м отдельном истребительном противотанковом артиллерийском дивизионе, и командир капитан А. П. Горбунов уже представлял его за участие в обороне Новороссийска к награде. Однако, из-за какой-то «неразберихи» это представление не было реализовано. Видимо, после этого случая командир решил, что называется, «подстраховаться». А так как в свои двадцать лет отец уже был, по выражению капитана Горбунова, «ветераном дивизиона», то он лично написал новое представление о награждении отца орденом Отечественной войны II степени, сообщив также о его подвиге в донесении вышестоящему начальству. Реализуя это донесение, начальник штаба артиллерии 318-й Новороссийской стрелковой дивизии майор Л. С. Зуйков направил представление на награждение отца орденом Красного Знамени. Так вышло, что эти представления были оба реализованы, и Сергей Павлович 15 декабря 1943 года приказом командира 20-го десантно-стрелкового корпуса был награждён орденом Отечественной войны II степени, а 22 декабря 1943 года приказом Командующего войсками Отдельной Приморской армии был удостоен ордена Красного Знамени.

Вручили ему эти ордена значительно позже. Более чем через десять лет, как говорится, награды нашли героя. А вот в партии отца так и не восстановили. Перед самой высадкой десанта он стал кандидатом в члены ВКП (б). И даже обращение о восстановлении в партии к Л. И. Брежневу, своему сослуживцу по 18-й армии и обороне Новороссийска, после того как он стал Генеральным секретарём ЦК КПСС, осталось без внимания…

После ухода в ночь на 7 декабря 1943 года с Эльтигена группы прорыва, оставленные на плацдарме тяжелораненые десантники, в числе которых был и отец, попали в плен. (Кстати, как выяснилось позже, приказы о его награждении двумя орденами были подписаны, когда он уже находился в плену.) В плену на территории Германии отец пробыл до мая 1945 года. Он не очень любил рассказывать об этом периоде своей жизни. Единственное, что мне запомнилось, – это его ненависть не только к немцам, но и к охранникам-румынам за их издевательства по отношению к военнопленным. И ещё – как он говорил, что если бы его не освободили наши войска, то жить ему из-за крайнего истощения оставалось не более пары недель.

После освобождения из плена отец был направлен на излечение в эвакогоспиталь, а затем в фильтрационный лагерь под Уфу. Только из этого лагеря он смог послать первую весточку домой, где его считали пропавшим без вести с ноября 1943 года. В фильтрационном лагере в течение трёх месяцев отец прошёл проверку военной разведкой «Смерш» и был восстановлен в звании.

После этих проверок ему сделали «предложение, от которого нельзя было отказаться» – перевели в том же воинском звании в МВД. Как удалось позже узнать из мемуарной литературы, всемогущий Берия объявил для своего ведомства набор именно таких молодых офицеров-фронтовиков. С одной стороны, они не были запятнаны прежними репрессиями, с другой стороны, на них «лежал отпечаток вражеского плена». Таким образом, вплоть до 1953 года местом службы отца были определены лагеря. Сначала на Дальнем Востоке, затем в степях Монголии и заполярном Туруханске (Красноярский край). Служил отец в отделе, контролирующем сроки пребывания заключённых. Работа была «не пыльная», но и неинтересная. Кроме того, видимо, в результате своего прошлого, он в течение 8 лет так и ни разу не повышался по службе, оставаясь в том же воинском звании. И только после смерти И. В. Сталина и разоблачения «врага народа» Берии в апреле 1953 года отцу было разрешено уволиться.

Таким образом, после призыва в августе 1941 года военная служба для отца окончилась только через 12 лет. Демобилизовавшись, Сергей Павлович с семьёй приехал к своему отцу, проживавшему в то время в посёлке Малаховка Московской области. Надо было принимать решение как жить дальше. Ему, к тому времени, было уже почти 30 лет, человек семейный, а гражданской специальности нет. Но, несмотря на все трудности, отец всё-таки решил учиться и выбрал себе одну из самых благородных и созидательных профессий – строителя.

Недалеко от Малаховки, в знаменитой Гжели, в то время был Силикатно-керамический техникум. Отец прекрасно понимал, что сдать вступительные экзамены после такого огромного перерыва он, скорей всего, не сможет. Поэтому он обратился непосредственно к директору техникума, рассказал историю своей жизни и попросил принять его без экзаменов кандидатом с тем условием, что если не сможет учиться, то уйдёт самостоятельно. К счастью, в то время были достойные и педагоги, и люди. Ему поверили. Отец, что называется, с головой окунулся в учёбу. (Жили в эти годы на зарплату мамы – медсестры и заработанные на Севере деньги.) Учиться пришлось практически заново. В результате невероятных усилий он не только успешно сдал первую сессию, был переведён из кандидатов на основной курс, но и окончил техникум, получив диплом с отличием.

В 1956 году отец поступил на работу в строительно-монтажное управление Малаховского экспериментального завода угольного машиностроения. Вся его трудовая деятельность, с этого времени и до выхода на пенсию в 1996 году, связана только с этим одним местом работы. Начинал он мастером, был прорабом, начальником участка, работал главным инженером и далее начальником строительно-монтажного управления. За заслуги в области строительства Сергей Павлович был награждён орденом «Знак Почёта».

После выхода на пенсию отец наконец-то решился заняться своим здоровьем. Прошёл обследование, по результатам которого было выявлено заболевание сердца вследствие боевого ранения, и ему сразу дали I группу инвалидности (инвалид Великой Отечественной войны I группы). Когда спросили, почему раньше не обращался к врачам с такой серьёзной проблемой, он отшутился, что некогда было, надо было работать.

Даже после выявления тяжёлого заболевания, и скорее вопреки ему, отец активно занимался общественной деятельностью. Возглавляя Малаховский комитет ветеранов войны, как всегда, ответственно выполнял все общественные поручения поселковой администрации. Как ветеран войны, был награждён орденом Отечественной войны I степени (1985) и большим количеством юбилейных медалей.

Сергей Павлович умер в июне 2000 года, похоронен на Малаховском кладбище. Светлую память о нём хранят сын, дочь, внук, четверо внучек, два правнука и правнучка. Его портрет они с гордостью несут участвуя ежегодно в параде «Бессмертного полка». Светлую память о нём хранит земля, на которой он жил и работал. И отныне его имя увековечено в Керчи, Эльтигене – там, где он сражался и пролил свою кровь.

 

Текст и аннотации к фото: Александр Сергеевич Кордубан, полковник в отставке, г. Москва.

Фото: из семейного архива А. С. Кордубана.

Превью и подготовка материалов: Н. Н. Непомнящая, научный сотрудник ВКИКМЗ.

Размещение: Е.С. Жеманова, специалист по связям с общественностью ВКИКМЗ.

 

Аннотации к фотографиям:

Фото 1. Мой отец Сергей Павлович Кордубан. Фотография была сделана во время его первой увольнительной в зенитно-артиллерийском училище и отправлена родителям приблизительно в ноябре 1941 года.

Фото 2, 3. Учебный взвод (Сергей Павлович третий справа в верхнем ряду). Фотография была сделана в марте 1942 года. Когда я смотрю на неё, комок невольно подкатывает к горлу. Ведь именно эти мальчишки защитили собой страну! И сколько их не вернулось с полей сражений? Говорят, что ребят, как мой папа, 1923 года рождения, вернулось не больше, чем один из десяти.

Фото 4. Я бы его назвал «окопное фото». Этот рисунок выполнил один из бойцов папиного взвода. Предположительно, сделан перед началом Эльтигенского десанта.

Фото 5. Одна из первых фотографий «после возвращения отца в строй». Ориентировочно, 1946 г.

Фото 6. Министр угольной промышленности СССР Б. Ф. Братченко вручает отцу орден «Знак Почёта», 1978 г.

Фото 7, 8. Съёмка 1998 г.

Фото 9. С отцом, 1998 г.

Фото 10. Со своим сослуживцем, крымчанином Александром Вербовенко в Эльтигене, август 2020 года.