Русское историческое общество об Иване Алексеевиче Стемпковском

В прошлом месяце в Керчи в ходе реставрации Большой Митридатской лестницы было обнаружено захоронение Ивана Алексеевича Стемпковского – бывшего градоначальника самого древнего города России, участника Отечественной войны 1812 года и заграничных походов Русской армии, археолога, музейщика.


Сегодня это имя не на слуху, хотя, казалось бы, его вклад не только в благополучие жителей Керчи, но и в развитие науки и культуры не должен был стать жертвой времени.

Иван Алексеевич Стемпковский (14 (25) июня 1788 года, с. Никольское Енотаевского уезда Кавказского наместничества, ныне Енотаевского района Астраханской области – 6 (18) декабря 1832 года, Керчь) – пример гармоничного сочетания управленца, просветителя, ученого: успешный градоначальник Керчи-Еникале с 1828 до 1832 год, он оказал существенное влияние на развитие археологии, нумизматики, выступил автором исследований по эпиграфике, исторической географии Юга России.

Это было сделано в то время, когда в России слово «археология» было в новинку…

«Иван Алексеевич Стемпковский – яркая и необычная фигура в истории Керчи и истории археологической науки. Он был не просто один из ряда керченских градоначальников, он – один из инициаторов и идеологов изучения древнего Боспора и всего античного Причерноморья в эпоху, когда Крым был ещё глухой провинцией Российской империи»,

– отмечает член Президиума Российского исторического общества,
вице-президент РАН, академик РАН,
директор Института археологии Российской академии наук Николай Макаров.

«Он был человеком, который одним из первых осознал значение Боспорских древностей, археологических памятников Керчи и Керченского полуострова для мировой науки и разъяснил это значение своим современникам. Более того: как градоначальник, он предпринял энергичные практические меры для их защиты, для организации раскопок и для собирания музейных коллекций. Надо понимать, что это было сделано в то время, когда в России ещё не было археологических научных учреждений и археологических научных обществ – само слово «археология» было в новинку», – подчеркивает Николай Макаров.

Интерес к классической археологии Северного Причерноморья у Ивана Алексеевича появился во время служебных поездок: в 1808–1815-м, а фактически до 1819 года Иван Алексеевич занимал должность адъютанта и личного секретаря герцога Армана Эмануэля Софи дю Плесси де Ришелье и рабочие поездки были частью его службы. Кроме того, благодаря содействию герцога Стемпковский смог заниматься в Парижской Академии надписей и изящной словесности. Позднее, после представления Академии ряда своих работ о новейших эпиграфических и нумизматических находках в Причерноморье, он был избран её иностранным членом-корреспондентом. После смерти герцога существенную часть завещанного ему французом состояния в России Иван Алексеевич направил на археологические исследования и пополнение нумизматической коллекции. В её составе – крупнейшее собрание античных монет Северного Причерноморья (2568 экземпляров, в 1833 году оно было приобретено для Эрмитажа). Это позволило Стемпковскому впервые описать ряд типов монет.

«Стемпковский – современник Пушкина и Карамзина, а не Уварова и Ключевского. В лице Стемпковского Россия продемонстрировала, что она принесла в Крым не только гражданскую администрацию и интерес к экономическому освоению Причерноморья, но и ответственность за сохранение наследия, глубокий интерес к научному изучению древностей. По инициативе Стемпковского были организованы государственные археологические музеи в Одессе (1825 год) и в Керчи (1826 год). Он недолго прожил, но успел представить масштабную программу изучения античных памятников, рассчитанную на десятилетия»,

– подчеркивает Николай Макаров.


Деятельность Стемпковского как собирателя и учёного, его вклад в изучение античной истории получили исчерпывающее освещение в работах директора Санкт-Петербургского филиала Архива Российской академии наук, члена-корреспондента РАН, д.и.н. И.В. Тункиной,

добавил он.

Не утратившая до сих пор свою актуальность программа развития русской науки о классических древностях, в которой названы как стратегические цели, так и тактические задачи развития науки, была сформулирована Стемпковским в 1823 году. Как отмечает Ирина Тункина, основные положения исследовательской программы были следующие:

  • составление сводов нарративных (письменных) источников о Северном Причерноморье;
  • составление полных корпусов эпиграфических, нумизматических и археологических источников;
  • тотальная фиксация и изучение всех без исключения памятников, прежде всего городищ;
  • проведение раскопок с научными целями;
  • принятие мер по консервации, реставрации и охране древностей;
  • составление планов и обмерных чертежей архитектурно-археологических остатков;
  • картографирование памятников.

«По мысли автора, антикварии должны объединиться в научное общество с единой программой полевых и кабинетных исследований, способствовать созданию сети специализированных археологических музеев. Согласно Ивану Алексеевичу Стемпковскому, объектами исследования науки должны стать все без исключения древности, независимо от их материальной и художественной ценности: «Мы должны тщательно собирать и хранить каждый отрывок древних рукописей, надписей на камнях, каждую медаль, каждый обломок статуй, барельефов: самая незначащая вещь может иногда объяснить древние предания и разогнать мрак, их покрывающий»,

– цитирует Стемпковского Ирина Тункина.

В сфере же археологии, по её словам, главная заслуга Ивана Алексеевича – локализация античных пунктов (городов) в Северном Причерноморье, известных по данным античной письменной традиции, и соотнесение их с реальными археологическими остатками, а также первые разведки на местности, их картографическая фиксация и съёмка планов городищ и курганов в Восточном Крыму и на Таманском полуострове, которую под руководством Стемпковского с 1820 года проводил Поль Дюбрюкс. Кроме того, Иван Алексеевич правильно соотнес Нимфей с городищем на плато у мыса Кара-бурун, проводил раскопки в Ольвии (1822 год) и Восточном Крыму (с 1826 года), первым локализовал Танаис на Недвиговском городище, открыл Сухо-Чалтырское и Гниловское городища в низовьях Дона (1823–1824).

Начало широкомасштабных раскопок древних некрополей в Новороссийском крае связано с открытием богатейшего склепа в кургане Куль-Оба под Керчью (1830). Под руководством Ивана Стемпковского, занявшего в 1828 году пост Керчь-Еникальского градоначальника, курган был исследован французским эмигрантом Полем Дюбрюксом.

«Это событие с полным правом называют поворотным пунктом в истории русской археологии. Оно имело значительные последствия для судеб русской классической археологии, которая с тех пор формируется прежде всего как археология боспорская. С 1831 года правительство стало рассматривать земли юга России как источник пополнения Императорского Эрмитажа произведениями античного искусства большой художественной и материальной ценности и начало регулярно ассигновать значительные средства на раскопки в Крыму и на Таманском полуострове. С открытия кургана Куль-Оба было начато государственное финансирование раскопок в России», – подчеркивает Ирина Тункина.

«Уход из жизни в 1830-х гг. Ивана Стемпковского (1832), Ивана Бларамберга (1831), Поля Дюбрюкса (1835) привел к потере преемственности в полевой практике и забвению заветов Стемпковского, призывавшего изучать все группы памятников, прежде всего поселения», – добавляет она.

Память о российском научном присутствии в Крыму в XIX веке

Скончался Иван Алексеевич в возрасте 43 лет. Как напоминает Николай Макаров, Стемпковский завещал устроить часовню рядом со своей могилой на горе Митридат, на акрополе Пантикапея, в одной из самых важных исторических точек Крыма.

«Склеп и часовня были очень многозначными символами: они напоминали об исторической связи древнего Боспора и российской Керчи, о глубокой внутренней привязанности русского ученого, офицера, участника войны 1812 года, к античному наследию. Своего рода – память о российском научном присутствии в Крыму в XIX веке»,

– говорит Николай Макаров.

Завещание Ивана Алексеевича было выполнено, в 1834–1835 годах над его могилой на горе Митридат была воздвигнута часовня. Она стала частью единого комплекса Большой Митридатской лестницы, построенной по проекту итальянского зодчего Александра Дигби. Часовня была не только архитектурной доминантой города, но и частью архитектурного ансамбля: Большая Митридатская лестница – здание керченского Музея древностей – часовня над могилой И. А. Стемпковского. Сражения в годы Великой Отечественной войны её практически полностью разрушили, в 1949 году её остатки были снесены.

Восстановление потерянных страниц истории

К счастью, часовня оказалась утраченной не навсегда: 29 августа в ходе реставрации Большой Митридатской лестницы были открыты фундаменты, которые, предположительно, являются её частью. Находка, сделанная месяц спустя, позволяет с большой уверенностью говорить об истинности этой версии: в начале октября здесь же было обнаружено захоронение Ивана Алексеевича. Ожидается, что ремонтные работы на Большой Митридатской лестнице будут завершены уже в декабре. Часовню также ждет восстановление: как рассказал в эфире канала «Крым 24» глава администрации города Керчи Сергей Бороздин, власти Керчи займутся проработкой вопроса восстановления на горе Митридат часовни XIX века. По его словам, это позволит восстановить исторический архитектурный облик горы Митридат. В дальнейшем часовня станет местом официального захоронения керченского градоначальника Ивана Стемпковского, добавил Бороздин.

«Открытие остатков часовни и склепа, который считался полностью разрушенным, – не научное открытие, которое дает нам какое-то новое знание – это неожиданное событие, возвращающее память об Иване Алексеевиче Стемпковском и первых шагах российской археологической науки в Керчи. Оно как бы соединяет наследие древности, историю XIX века и наши современные действия, направленные на более глубокое прочтение прошлого Крыма. Следует высоко оценить усилия Восточно-Крымского музея-заповедника, направленные на сохранение этого знакового, но забытого памятника», – считает вице-президент РАН.

Сегодня находки из склепа Стемпковского исследуются в реставрационных мастерских Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника. Специалисты пластической реконструкции Центра физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН смогли восстановить облик Стемпковского. В этом помог единственный дошедший до наших дней прижизненный портрет Ивана Алексеевича. В настоящее время специалисты занимаются созданием бюста градоначальника. Ожидается, что работа будет завершена в течение ближайших месяцев.

Такая параллельность восстановительных процессов вселяет уверенность, что страница Ивана Алексеевича в отечественной истории не будет стерта, ведь восстановление его облика служит делу сохранения памяти о нашем знаменательном соотечественнике, роли Стемпковского в развитии отечественной науки и культуры, а воссоздание часовни позволит жителям города отдать дань уважения Керчь-Еникальскому градоначальнику и просветителю.

При подготовке материала использована статья директора Санкт-Петербургского филиала Архива Российской академии наук, члена-корреспондента РАН, д.и.н. И.В. Тункиной «Иван Алексеевич Стемпковский: материалы к биографии» («Сисситии», 2000 г.)

Текст: сайт Русского исторического общества